Вход для болельщиков
Сайт ХК «Стальные Лисы»

Новости клуба

0
21 июня 2005
286

Дмитрий КВАРТАЛЬНОВ: "Плющев стал на меня коситься после игры в Челябинске…"

В конце прошедшего сезона по Воскресенску прокатился слух, будто закончил карьеру один из лучших игроков "Химика" за всю его историю – нападающий Дмитрий Квартальнов. Поэтому вовсе неслучайно спортивные СМИ в таблице хоккейных переходов отправили 39-летнего игрока на заслуженный отдых. Чтобы разъяснить ситуацию, корреспондент нашего еженедельника связался с чемпионом мира-89.

– Не знаю, откуда пошла информация, что я, мол, заканчиваю свои выступления, – говорит Квартальнов. – Лично я об этом никому не говорил. Да, сейчас не пользуюсь большим спросом на хоккейном рынке, но и на пенсию меня пока отправлять рановато. Если в НХЛ закончится локаут, то мои шансы оказаться в каком-нибудь клубе суперлиги значительно повысятся. В то же время я имею весьма заманчивое предложение от одной из команд высшей лиги. Так что, надеюсь, без любимой работы не останусь.

– Помните свой первый сезон на высшем уровне?

– Конечно. В 16 лет я дебютировал в воскресенском "Химике", за который отыграл в дальнейшем целых десять лет. Набирался ума-разума у Владимира Щуренко, Валерия Брагина, Виктора Крутова и других опытных мастеров. Одним словом, прошел хороший курс молодого бойца. Своих первых партнеров по тройке, честно говоря, не помню, а в медальные для "Химика" годы чаще всего взаимодействовал с Сергеем Востриковым.

– Что наиболее всего запомнилось из воскресенского периода тех лет?

– Было много радостных мгновений, в частности серебро и бронза первенства Союза, когда "Химику" удавалось вытеснять из тройки столичных грандов. Яркое впечатление произвели на меня две встречи осенью 88-го с ЦСКА, когда нашу команду еще никто всерьез не воспринимал. В Воскресенске мы "грохнули" звездный армейский ансамбль – 7:5, а через два дня в Москве победа была снова за нами – 3:1. В обеих встречах мне удалось поразить ворота соперников.

– Но эти соперники могли бы быть на тот момент вашими одноклубниками…

– Совершенно верно. В 84-м, отыграв два сезона за "Химик", я был призван в армию. Около двух месяцев выступал за молодежку ЦСКА. Но, видимо, не приглянулся тренерскому штабу армейцев. И отправился сперва в свердловский СКА, а потом в калининский СКА МВО, где играло немало моих партнеров по "Химику".

– Как-то в разговоре со мной ваш бывший партнер по "Химику" центрфорвард Александр Черных сказал, что ему с вами игралось поразительно легко, так как вы, по его словам, на площадке были всегда открытым.

– Он так говорит, потому что у него самого глаза на затылке (смеется). А если серьезно, то не попади Сашка в ту злополучную аварию, он бы, вне всяких сомнений, стал звездой мирового уровня. Ведь не у каждого к 23 годам в коллекции наград есть золото Олимпийских игр и чемпионата мира. По большому счету, мне всегда везло с центральными. Черных, Альберт Мальгин, Герман Титов, Адам Оутс, Павел Дацюк – согласитесь, достойная компания.

– Я слышал, что в сезоне 1987/88 вы вместе с братом Андреем подали заявление об уходе из "Химика"…

– Кто вам рассказывает такие дикие истории? Никаких серьезных разногласий с тогдашним наставником "Химика" Владимиром Васильевым у меня не возникало. Если мне не изменяет память, то однажды, действительно, мы с ним серьезно поговорили тет-а-тет, но буквально тут же нашли общие точки соприкосновения.

– В сезоне 1989/90 вы стали лучшим бомбардиром союзного первенства, хотя "Химик" довольствовался лишь бронзой. Как тогда ваша команда умудрилась растерять (отрыв воскресенцев от столичных ЦСКА и "Динамо" достигал десяти очков) по ходу чемпионата столь весомое преимущество?

– Думаю, что пятнадцать лет назад нам не хватило элементарного запаса прочности и сил. К тому же перед тем первенством "Химик" лишился двух ведущих центральных нападающих: отсутствовали Черных и Брагин. Особенно остро их отсутствие стало ощущаться, когда настала пора решающих матчей.

– Вы вернулись в Воскресенск в середине прошлого сезона. Однако ваше возвращение могло состояться значительно раньше…

– Весной 2001 представители воскресенцев, не скрою, проявляли интерес к моей персоне, но у меня на тот момент существовало предварительное соглашение с "Ак Барсом", с руководством которого у нас сложились самые теплые отношения. Более того, "Химик" выступал тогда в первой лиге, и идти на понижение после удачно сложившегося первого российского сезона не было смысла. О чем я тогда честно и сказал вице-президенту подмосковной команды. А нынешней зимой мне позвонил президент воскресенцев Юрий Слепцов и попросил помочь "Химику" побороться за место в плей-офф.

МИХАЙЛОВ ОСТАВИЛ ВНЕ ИГРЫ

В составе национальной команды Квартальнов трижды принимал участие на мировых первенствах. В 89-м в Швеции он стал чемпионом мира, спустя два года в Финляндии примерил бронзовые награды, а в 96-ом в Австрии, увы, остался за чертой пьедестала. Хотя именно на венском льду воскресенский воспитанник стал одной из самых ярких фигур чемпионата.

– В 89-м в составе сборной СССР вы стали чемпионом мира. Не обидно было спустя год в ранге главного бомбардира отечественного первенства пропустить столь значимый турнир?

– Определять состав – прерогатива тренерского штаба. К тому же команда отстояла свой титул, завоеванный сезоном ранее. Значит, решение Виктор Тихонов принял правильное. Так что никаких обид.

– На Тихонова обиды у вас нет. А на Бориса Михайлова, который безо всяких объяснений оставил вас за бортом мирового первенства-2001?

– Тогда в одном из своих интервью Борис Петрович объяснил мое отсутствие тем, что у меня якобы растяжение паха. На самом деле ничего подобного не было. Да, после Шведских игр из-за проблем с пахом мне пришлось пропустить несколько матчей чемпионата страны. Однако в плей-офф меня уже ничто не беспокоило. Даже если существовали какие-то сомнения в здоровье Квартальнова, то почему меня нельзя было пригласить в Новогорск и обследовать на месте?! Ни в коей мере не хочу обидеть Максима Сушинского и Равиля Якубова, но ведь окончательный вердикт по ним выносили уже на базе сборной. Неприятно было и то, что на протяжении того сезона (Квартальнов был признан лучшим игроком турнира на призы пивоваренной компании "Балтика" – прим. авт.) меня регулярно призывали под знамена национальной команды, а в решающий момент оставили вне игры.

– Может, все дело в вашем конфликте с тогдашним наставником "Ак Барса" Владимиром Крикуновым, который имел место в четвертьфинальной серии с "Локомотивом"?

– Да не было никакого конфликта! В первом матче с ярославцами я несколько эмоционально выразил свои претензии к Крикунову, за что уже на следующий день был оштрафован руководством клуба. Но такие ситуации, поверьте, в хоккейном мире не редкость. Да и вообще, на мой взгляд, клуб – это одно, а сборная – совсем другое. Если же Владимир Васильевич действительно тогда затаил на меня обиду, то мне остается только развести руками.

НЕ СТОИЛО УЕЗЖАТЬ В ЕВРОПУ

В НХЛ Квартальнов уезжал непросто. За два дня до старта сезона 1991/92 он вместе со своим приятелем и партнером по "Химику" Валерием Зелепукиным тайно покинул расположение воскресенского клуба. И рванул за океан. Но если у Зелепукина был на руках уже готовый контракт с "Нью-Джерси", то Дмитрий пробивал себе дорогу в элитное сообщество через ИХЛ. Выступая за команду "Сан-Диего Галлс", он по итогам сезона 1991/92 стал лучшим бомбардиром всей лиги, и летом 1992-го был выбран "Бостоном" в первом раунде драфта под шестнадцатым порядковым номером. И это в 26 (!) лет. В своем первом энхаэловском году Квартальнов был попросту неудержим, и долгое время конкурировал с филадельфийцем Эриком Линдросом за звание лучшего новичка сезона. Даже скупой на похвалы наставник "Брюинз" Брайан Саттер в одном из своих интервью, касаясь игры своего десятого номера, не без восхищения заметил: "Дмитрий – редкий талант. С каждым матчем действует все лучше и лучше".

– В НХЛ вы провели всего два сезона, но оставили о себе хорошую память в сердцах болельщиков "Бостон Брюинз". Часто вспоминаете те времена?

– Такое не забывается, ведь поиграть в лучшей лиге мира удается не каждому. Считаю, что мое мастерство соответствовало заокеанским стандартам. Приятно было выходить на лед в одном звене с Оутсом и Джо Жюно. В первый свой заокеанский сезон я забросил 30 шайб, стал четвертым бомбардиром клуба. Славные времена…

– Но уже в следующем сезоне из-за разногласий с наставником команды Брайаном Саттером вы покинули клуб.

– Тренер всегда прав. Мне все-таки стоило быть более покладистым в отношениях с ним. Но я решил уехать в Европу, о чем впоследствии очень жалел, так как тем самым перекрыл себе путь к возвращению в НХЛ.

– Тем не менее, в августе 1999-го вы побывали в тренировочном лагере "Эдмонтон Ойлерз".

– У меня был предварительный договор с тогдашним новичком лиги "Атлантой Трэшерз", однако в силу некоторых причин наши отношения так и не сложились. А в Эдмонтон я поехал без особой надежды.

НЕ МОГУ ИГРАТЬ В НЕМЕЦКИЙ ХОККЕЙ

После НХЛ Квартальнов шесть лет отыграл в европейских командах, успев за время своих странствий сменить четыре страны – Швейцарию, Австрию, Германию и Финляндию. Но нигде, несмотря на солидный статус своих клубов, не смог выиграть чемпионское звание. Впрочем, как и на родине. И еще один штрих к портрету "европейца" Квартальнова. В конце 90-х в Австрию, в Клагенфурт на один из детских турниров приезжала команда "Химик" 1985 года рождения. Дмитрий все эти дни выступал в роли эдакого хоккейного гида для ребят, а на прощание подарил своим юным землякам ценные сувениры.

– "Амбри-Пиотта" и "Клагенфурт" были командами весьма приличного уровня, но удача, увы, отворачивалась от нас, – вспоминает Квартальнов. – Да и не везет мне по жизни с чемпионскими званиями. Слава Богу, что в составе сборной стал чемпионом мира. А то совсем нечего было бы вспомнить (смеется).

– Переезд в Германию после альпийских баталий был ошибкой?

– Можно сказать и так. Уже после стартовых матчей в первенстве бундеслиги я понял, что не смогу играть в хоккей, который практикуется в Германии. Он мне напомнил низшие заокеанские лиги: много толкаются, постоянно цепляют и чуть ли не на каждом шагу строят ловушки. Я не утверждаю, что это плохо, но мне было тяжело там играть в такой среде. И вскоре по обоюдному согласию сторон мы с руководством "Маннгейма" расторгли наш договор. Откровенно говоря, в тот период меня посещали мысли завершить карьеру. Но тут возник вариант с "Йокеритом", в котором я, по большому счету, обрел свое второе рождение в хоккее. В Финляндии игралось в охотку, с новыми партнерами удалось быстро найти взаимопонимание. И если бы финны были более последовательны в разговорах о том, что заинтересованы во мне, то никуда бы из "Йокерита" я не уехал.

– Качество хоккея в России сопоставимо с финским?

– Трудно дать однозначную оценку, тем более я не был в Финляндии пять лет. Но, думаю, что ведущие клубы по уровню игры приблизительно равны. В Финляндии очень чистый хоккей, чему способствует не только грамотная организация хоккейного хозяйства, но и то, что матчи внутреннего первенства обслуживают четыре арбитра, на корню пресекающие грязные приемы.

НАГРУЗКИ КРИКУНОВА ПЕРЕЖИЛ

Если в советской истории имя Квартальнова полностью ассоциируется с "Химиком", то в российской синонимами являются Квартальнов и "Ак Барс". Четыре сезона отыграл именитый форвард на берегах Волги, где заслужил репутацию главной звезды команды. Помнится, в сезоне 2000/01 перед календарным матчем казанцев в Подольске я оказался в стадионной кафешке за одним столом в компании его одноклубников – Виталием Прошкиным, Алексеем Колкуновым и Евгением Варламовым. И все трое в один голос заявили мне, что такого мастера на их памяти еще не было. А признание партнерами дорогого стоит! В том матче, кстати, Дмитрий сделал дубль. Двумя сезонами позже "Ак Барс" принимал на своей площадке "Авангард" и разделал омичей "под орех" – 8:5. Квартальнов в той встрече набрал пять очков (по мнению экс-наставника "Химика" Владимира Васильева, Дмитрий всегда сильно проводил именно ключевые поединки – прим. авт.), а сразу после финальной сирены, по словам очевидцев, тут же подписал новое соглашение с "барсами" еще на один сезон.

– В "Ак Барсе" на протяжении четырех лет вы играли роль первой скрипки. Как вам удалось так быстро адаптироваться в столь незнакомой среде, ведь в России вы не выступали около десяти лет?

– Честно говоря, покидать Европу мне не хотелось. Предложений из европейских клубов, правда, хватало, но вот финансовая сторона меня категорически не устраивала. Я решил рискнуть. И поехал играть в Россию. Поначалу вариант с Казанью воспринимал с опаской. Но сомнения в правильности выбора довольно быстро улетучились. Я не ожидал, что мне и моей семье создадут такие прекрасные условия. Перед тем, как подписать контракт, я слышал много хорошего о порядочности казанских руководителей. И очень рад, что их слова не разошлись с делом. Безусловно, возникали иной раз шероховатости, но без них не обходится ни в одном клубе. В свой первый казанский сезон я втягивался очень тяжело, и на первых порах усталость была колоссальной. Когда "Ак Барс" тренировал Владимир Крикунов, нагрузки на тренировках были очень велики. И мне, как игроку возрастному, порой нелегко их было переносить. Но ничего, как видите, выжил. А что касается причин быстрой адаптации, то могу сказать одно: мне повезло с партнерами. С такими мастерами, как Сергей Золотов и Павел Дацюк, не составило большого труда в кратчайшие сроки найти общий язык.

– Чуть позже в "Ак Барсе" и вовсе родилась воскресенская тройка: Зелепукин – Сергей Королев – Квартальнов.

– Увы, в таком сочетании мы провели всего несколько игр. Сперва из-за травмы глаза выбыл из строя Королев, а чуть позже получил повреждение и Валерка. Мы даже толком и сыграться не успели. Большую часть того сезона я провел в звене с Яном Бендой и Александром Королюком.

– Про ваши недомолвки с Владимиром Крикуновым мы уже поговорили. А что произошло между вами и Владимиром Плющевым, который как-то на страницах газет, касаясь вашей персоны, сказал примерно следующее: "У спортсмена существуют три этапа развития: сперва он играет, потом играет и говорит, далее только разговаривает".

– Не хочу касаться данной темы… (пауза). Первое серьезное разногласие произошло между нами после игры в Челябинске. "Ак Барс" уступил аутсайдеру "Мечелу", который тренировал мой первый тренер на взрослом уровне Владимир Васильев. Перед игрой мы тепло пообщались с Владимиром Филипповичем, а в самом поединке я упустил явный голевой момент, не попав в пустые ворота. По окончании игры я поймал на себе "косой" взгляд Владимира Анатольевича. А чуть погодя он заявил, что я чуть ли не создаю в команде оппозицию в противовес ему. В конце того первенства я стал через раз попадать в стартовый состав, а в начале апреля меня выставили на трансфер. Но вскоре на посту главного тренера Плющева сменил чех Владимир Вуйтек, и я еще на один сезон остался в Казани.

НЕ СТОИЛО ВОЗВРАЩАТЬСЯ В "ХИМИК"

– Вам 39 лет. Самое время подвести промежуточные итоги. Какие вехи в вашей хоккейной карьере вам наиболее памятны?

– Для меня дороги все голы и все победные матчи, так что с бухты-барахты трудно отдать предпочтение не то что какому-то поединку, а даже турниру. И за сборную, и в НХЛ, и в отечественном первенстве я забрасывал шайбы. Но что-то значимое, по крайней мере, на данном этапе, выделить весьма сложно. Да и стоит ли?!

– От прошедшего сезона наверняка осталось чувство неудовлетворенности?

– В "Северстали" до поры до времени все складывалось замечательно, но потом вся команда забуксовала. И в итоге даже не попала в плей-офф. Наверное, не стоило мне играть за "Химик". Надо было взять небольшую паузу, и с новыми силами и эмоциями втягиваться в очередной сезон. Но что вышло, то вышло. Жалеть о чем-либо уже поздно.

– Если бы существовала возможность что-то поменять в вашей хоккейной карьере, то каких оплошностей вы бы не допустили?

– Несмотря на ошибки, я считаю, что тот путь, по которому шел и иду, правильный…

ДОСЬЕ. КВАРТАЛЬНОВ Дмитрий

Родился 25 марта 1966 года. Нападающий. Мастер спорта международного класса. Выступал за команды "Химик" (Воскресенск), ЦСКА (молодежная команда), СКА (Свердловск), СКА МВО (Калинин), "Сан-Диего Галлс" (ИХЛ), "Бостон Брюинз" (НХЛ), "Амбри-Пиотта" (Швейцария), "Клагенфурт" (Австрия), "Маннгейм" (Германия), "Йокерит" (Финляндия), "Ак Барс" (Казань), "Северсталь" (Череповец), сборную СССР, сборную России.

Второй призер чемпионата СССР (1989), третий призер чемпионата СССР (1990). Второй призер чемпионата России (2002). Третий призер чемпионата России (2004). Второй призер чемпионата Австрии (1997, 1998, 1999). Второй призер Альпенлиги (1998). Второй призер чемпионата Финляндии (2000). Чемпион мира (1989). Чемпион Европы (1989, 1991). Третий призер ЧМ-91. Участник чемпионата мира (1996).

К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль