Виктор Антипин: «Скучал по Магнитогорску и по родной команде!» День в истории «Металлурга»: 19 июля

Николай Кулёмин: «Хочу снова поиграть для наших болельщиков, за родной город!»

Возвращение этого нападающего стало настоящей «бомбой» трансферного рынка КХЛ. Мы продолжаем знакомить вас с новичками команды и предлагаем интересную беседу нашей пресс-службы с Николаем Кулёминым.

Вчера большое интервью с Николаем вышло на одном из других спортивных ресурсов, но оба интервью готовились параллельно, и в каждом есть много интересных нюансов.

Впрочем, называть Николая «новичком» как-то язык не поворачивается. Он всегда был нашим воспитанником, нашей кровинушкой – как принято называть в таких случаях. Просто командировка в НХЛ затянулась на долгие годы. И после беседы с хоккеистом осталось ощущение, что мы с Николаем как будто и не расставались. Он по-прежнему в курсе магнитогорской жизни, всегда интересовался делами клуба. Да и в ответах на блице в конце интервью – коротких вопросах из его прошлой карьеры, он ответил почти везде правильно. А это значит, что Николай Кулёмин не забыл, что вырос в Магнитогорске, что «Металлург» дал ему путевку в большой хоккей, что вместе с Магниткой он выиграл тот самый чемпионский Кубок России 2007 года…


Николай не просто вернулся на малую родину. Он приехал с открытым сердцем снова помочь своей команде, снова играть за честь нашего города, снова радовать болельщиков!

«Хочу снова поиграть для наших болельщиков, за родной город!»

– Николай, если не считать несколько локаутных месяцев, вы почти 10 лет не играли в России. Как далось решение вернуться домой?

– Я за эти годы все равно приезжал сюда. Как правило, с семьей мы пару месяцев летом проводили в Магнитке. Так что периодически тут бывал. Что касается возвращения – мы действительно довольно долго думали, взвешивали все «за» и «против». Решили, что вернуться именно сейчас – будет правильным для нас этапом жизни.

– Что стало определяющим для принятия такого решения: заканчивающийся контракт с «островитянами», тяжелая травма, желание сменить обстановку или ностальгия по России?

– Очень трудно сейчас выделить какой-то один из факторов. Просто все как-то сложилось в одно, и мы решили приехать домой. Хотелось вернуться в родной клуб. Я получил большое удовольствие, когда мы шесть лет назад играли тут в локаут. Это были классные эмоции. Хочу снова поиграть ради наших болельщиков, за родной город! Именно поэтому решил приехать в Магнитогорск.

– Были ли еще какие-то варианты трудоустройства в России, в другие клубы КХЛ?

– Весной были какие-то разговоры. Но никто предметно ничего не предлагал. Да и был настроен так: что если вернусь в Россию, то только в родной «Металлург».


– Получив неприятную травму верхней части тела (как принято говорить в НХЛ), у вас наверняка было много времени на больничном все обдумать. Что больше пересилило в принятии решения по отъезду в Россию?

– Тяжело сейчас сказать, что именно. Последние несколько сезонов не все получалось. И чаще всего мне приходилось выполнять в клубе оборонительные задачи. Но мне как нападающему всегда хотелось больше проявить себя в атаке. Мне хочется снова почувствовать вкус голов, приобрести ту игровую форму, которая была присуща мне раньше. Набирать очки, быть лидером команды. Именно поэтому возвращаюсь в «Магнитку». Еще есть и силы, и несколько лет карьеры, чтобы снова играть на высшем уровне, биться за высокие титулы и трофеи в КХЛ.

– Неужели у вашего агента за океаном не нашлось бы варианта трудоустройства в новый клуб НХЛ?

– Чтобы понять, какие могли быть варианты в НХЛ – с тем же «Айлендерс» или иным клубом, мне надо было оставаться в Северной Америке и ждать 1 июля, когда откроется трансферный рынок, и командам можно будет совершать сделки. Но в России подготовка к сезону и выход из отпуска начинаются чуть раньше. Поэтому не было смысла затягивать время и ждать какой-то развязки. С супругой посоветовались и решили возвращаться еще задолго до каких-то предложений из НХЛ.

– Прошлым летом ходили слухи, что «Айлендерс» готовил обмен вас в клуб-новичок «Вегас». Это правда, или домыслы журналистов-инсайдеров?

– Даже не знаю – правда это, или нет. Мне лично генменеджер клуба ничего не сообщал. А слухи были, есть и будут вокруг любой команды. Сейчас вот вспоминаю даже «Торонто», там тоже чуть ли не каждый сезон кто-то запускал слух, что меня готовят к обмену. Поэтому к такого рода непроверенной информации отношусь спокойно, но слухам верить нельзя!

– Если гипотетически представить, что такой обмен состоялся и учесть, как потом выступил клуб из Лас-Вегаса, вы наверняка с большим удовольствием отыграли бы минувший сезон…

– Тяжело сказать, как бы все сложилось на самом деле. А «Вегас» действительно всех удивил в минувшем сезоне. Парни собрались с нуля и отыграли весь сезон ровно на лидирующих позициях: что в регулярке, что плей-офф.

– Решение о переезде в Магнитогорск и возвращении в «Металлург» решался на семейном совете? Что сказала супруга и дети?

– Да, мы не только обсуждали наш переезд из каких-то спортивных целей. Конечно, мы советовались семьей. Немаловажно было обдумать многие бытовые вопросы. Дети ходили в североамериканскую школу, теперь им придется немного перестроиться – снова чаще общаться на русском языке. С другой стороны, в этом есть даже большой плюс – чтобы уметь писать и читать на русском языке, который им тоже пригодится в дальнейшей жизни. Все-таки это наша Родина, наша культура, и хочется, чтобы дети не забывали русский язык.

– Наверняка дочь и сын у вас учились в североамериканской системе образования, как им теперь придется адаптироваться к российским реалиям?

– Вот новый учебный год начнется, думаю, какой-то период адаптации к новым реалиям у детей обязательно наступит. Мы с супругой будем помогать им.

– Ваш сын, как известно, тоже занимается хоккеем. Получается, свое хоккейное образование он продолжит теперь в ДЮСШ «Металлург»?

– Да, теперь он будет в нашей хоккейной школе заниматься.

– Как возник вариант возвращения в «Металлург»? Как и когда начались переговоры, если не секрет?

– Примерно сразу, как только завершился сезон в НХЛ. А в конце июня мы уже договорились о деталях контракта. Потом ждали 1 июля, чтобы можно было уже официально объявить, что я покидаю НХЛ и подписался с Магниткой.


– Подписать многолетний контракт – сразу на три года – это ваше желание, или взаимное с клубом.

– Я сам хотел подписать многолетний контракт. Контракты на 1-2 года – это большой риск. Всегда хочется какой-то стабильности, уверенности в завтрашнем дне. Руководство клуба тоже было заинтересовано, чтобы я играл в «Металлурге» как можно больше и дольше.

– Как в Северной Америке отнеслись к вашему выбору вернуться в Россию?

– Пока никакой реакции там не последовало. Но ребята, мои партнеры по «Айлендерс» – пожелали удачи. Мы постоянно на связи, списываемся, общаемся. Все понимают, что любой новый клуб и хороший контракт – это новый вызов в карьере. И неважно: ты остался играть в НХЛ или вернулся в Россию.

«Желание сыграть на Олимпиаде и выиграть – одна из целей»

– Николай, не жалеете, что можно было вернуться и на годик пораньше? И наверняка бы поехали на Олимпиаду в Корею?

– Приехать на год раньше было невозможно, потому что у меня был действующий контракт на руках. А на счет сожаления по Олимпиаде – там до последнего было непонятно: отпустят звезд НХЛ в Корею, или не отпустят. Мы все надеялись, что через профсоюз игроков можно будет повлиять на решение руководства НХЛ. Но этого не произошло, к сожалению…

– Ваше личное отношение к такому запрету: делать перерыв в чемпионате НХЛ и отпускать игроков на Олимпиаду, или сезон НХЛ важнее всех остальных соревнований.

– На мой взгляд, решение лиги было неправильным. Все ребята ждали предложений из национальных команд и готовы были поехать на Игры. С одной стороны, понимаю боссов НХЛ о возможных финансовых рисках (ведь игроки могут получить травмы). С другой, для нас хоккеистов Олимпиада – престижный турнир, в котором тоже хочется играть и что-то выиграть. Олимпиада – значимое событие для спортсмена из любого вида спорта.

– Кстати, если уж про Олимпиаду заговорили. Смотрели хоккейный турнир в Пхёнчхане? Рады за ребят?

– Поскольку у меня из-за травм было много свободного времени, то, конечно, с большим удовольствием посмотрел за Играми в Корее. Бросалось в глаза, что уровень хоккейного турнира не такой высокий в отсутствии звезд мировой величины. Зато все европейские команды были примерно одного высокого уровня. Рад за Россию, что удалось выиграть олимпийское «золото»!

– У вас тоже был шанс поиграть на престижных турнирах: Олимпиада в Сочи в 2014 году и Кубок мира в Торонто в 2016 году. На ваш взгляд, почему не получилось побиться за высокие места?

– В турнирах такого уровня решают детали. У нас на обоих турнирах была сильная сборная, имеющая право быть в числе фаворитов и претендентов на победу. Но где-то не повезло, где-то не смогли реализовать свои моменты. На Кубке мира у нас были все шансы дойти до финала, но не получилось.


– На днях вам исполнится 32 года (14 июля Николай Кулёмин отметил день рождения – прим. авторов). Теоретически вы еще можете принять участие в очередной зимней Олимпиаде 2022 года в Китае. Олимпийская мечта еще в силе? Хочется выступить и победить на Играх?

– Конечно, такая цель у меня осталась. Буду стараться, чтобы в 2022 году быть в числе претендентов на поездку в Китай. Сейчас многое зависит насколько профессионально можно распределять нагрузки, чтобы выступать как можно больше. Перед нами есть примеры хоккеистов, кто и до 40 и даже 45 лет играет. Загадывать не будем, но мечта сыграть на Олимпиаде одна из приоритетных у меня.

– Вкус побед на уровне национальных сборных вам хорошо знаком. В вашей копилке: юниорское «золото», молодежное «серебро» и целый набор наград на взрослых турнирах – 2 «золота», 2 «серебра» и 1 «бронза». Готовы и впредь защищать цвета национальной команды?

– Конечно! Всегда готов откликнуться на приглашение и защищать цвета российского флага. Всегда приятно увидеть других ребят, с кем когда-то мы уже играли на разных уровнях, начиная с юниорских и молодежных турниров. Самый первый чемпионат мира тоже остался навсегда в памяти, когда мы с Малкиным и Овечкиным играли. В принципе каждый чемпионат мира оставляет в памяти свои какие-то события, о которых всегда приятно вспомнить.

– Кстати, вас этой весной кто-то пробовал вызвать в сборную на ЧМ. Команду собирали в Данию по крупицам. И перед ЧМ сменился тренерский штаб. Или вы еще не готовы были сами ехать в сборную, учитывая последствия ноябрьской травмы?

– Разговоры такие были. Но поскольку я после травмы не набрал оптимальную физическую форму – решили не рисковать. Ведь у меня не было игровой практики.

– У многих российских болельщиков в памяти остались два отличных турнира – победа в Хельсинки в 2012 году и Минске в 2014 году. Какая медаль из этих двух турниров для вас ценнее и дороже?

– Каждая из них оставила в памяти свои эмоции. Всегда приятно приезжать в сборную и выигрывать.


– Примечательно, что команда побеждала на этих турнирах с разными тренерскими штабами. Для вас лично чья ближе тренерская философия или методика работы – Зинэтулы Билялетдинова или Олега Знарка?

– (улыбается). До этого я еще успел поработать с Крикуновым, Юрзиновым, Михайловым, Быковым. У каждого специалиста есть свои методы работы, свое видение хоккея. И каждый из них выигрывал какие-то локальные турниры или отдельно взятые матчи. Поэтому трудно сравнивать их методики. Дело не только в схемах. Внутри раздевалки много нюансов, которые влияют на общий успех в том или ином турнире.

«Обидно, когда не можешь из-за травмы помочь своей команде»

– Вернемся к НХЛ. В середине ноября прошлого года случилась та самая травма, которая выбила вас из колеи и поставила крест на всем сезоне. Помните ту игру? Тот эпизод? Что случилось на льду?

– Это неудачный момент в матче с «Эдмонтоном». Стечение обстоятельств. Во втором периоде меня толкнули в спину. Расстояние до борта было еще приличное, я решил вытянуть руку, неудачно оперся. Получил травму плеча. От таких эпизодов никто не застрахован. У в «Айлендерс» в этом чемпионате травм было очень много. У одного из наших защитников была точно такая же травма плеча.

Примечание: 7 ноября 2017 года во втором периоде домашнего поединка против «Эдмонтона» Николай Кулёмин был атакован защитником Эриком Грыбой, в результате чего ударился о борт в центре площадки левым плечом и вскоре ушел в раздевалку. А через несколько дней он уже был прооперирован.

– Насколько обидно уходить в лазарет, сыграв всего лишь 13 матчей в сезоне?

– Это и обидно, и неприятно. В первые минуты даже не понимаешь, насколько серьезная травма. И потом уже на больничном приходится со стороны наблюдать за игрой команды. Понимая, что в эти трудные матчи ты ничем своим партнерам не поможешь. Обида еще и в том, что ребятам не удалось попасть в плей-офф, а я уже начал готовиться и кататься, чтобы продолжить сезон. Думаю, в плей-офф был бы шанс еще сыграть.


– Почему «Айлендерс» уже два года подряд не попадает в плей-офф?

– Часть хоккеистов ушло из команды. Появилось много молодых ребят. К тому же, у вратарей была череда травм. В этом сезоне я уже говорил, что нас преследовали травмы.

– Как вам сам Нью-Йорк, болельщики «Айлендерс»?

– Когда играли в старом дворце – было супер! У болельщиков свои династии, которые передаются из поколения в поколение. Многие из них еще помнят и чтят 80-е годы, когда «островитяне» четыре года подряд брали чашу! Самые сильные впечатление и эмоции у меня были в первый сезон, когда я только перешел в «Айлендерс». Люди приходят на хоккей с семьями, много детишек на трибунах.

Примечание: В 1980 году «Айлендерс» завоевали свой первый Кубок Стэнли, обыграв в шести матчах «Филадельфию». В следующие три года «островитяне» переигрывали в финалах «Миннесоту», «Ванкувер» и «Эдмонтон». Лишь в 1984 году восходящие «Ойлерз» остановили «Айлендерс» на пути к пятому Кубку Стэнли. «Островитяне» в пятый раз подряд играли в финале – в сегодняшних реалиях это кажется фантастикой!

– Внутри и вокруг арены какая обстановка во время игр?

– Атмосфера потрясающая и возле арены, и внутри. На улице перед матчем готовят барбекю, общаются друг с другом. Внутри арены тоже болеют. А когда переехали играть в Бруклин – то это окраина города, и не всем было удобно добираться. Очень много прежних болельщиков перестало посещать новую арену. Потребовалось немало времени, чтобы в новой арене появилась своя аудитория. Насколько я слышал, сейчас в «Айлендерс» есть проект строительства новой хоккейной арены, чтобы вернуться на остров и вернуть всех прежних болельщиков опять на трибуны.

Примечание: «Barclays Center» — спортивная арена, расположенная в Бруклине – пригороде Нью-Йорка. Является домашней ареной баскетбольной команды «Бруклин Нетс» и хоккейной «Нью-Йорк Айлендерс». Прежняя арена Nassau Veterans Memorial Coliseum — крытый многофункциональный комплекс в Юниондэйл. Открыт в 1972 году. Используется для проведения концертов, крупных выставок и шоу различных видов. Являлась домашней ареной клуба «Нью-Йорк Айлендерс» с 1972 по 2015 годы. Недавно «Айлендерс» выиграл тендер на строительство арены на Лонг-Айленде в Нью-Йорке, на острове Нью-Йорка.

– С «Торонто» за шесть сезонов лишь раз играли в плей-офф, вылетев в первой же стадии. С «Айлендерс» за четыре сезона в Кубке Стэнли играли дважды. И один раз прошли даже начальную стадию. Насколько хоккейные баталии отличаются в регулярке и плей-офф?

– Конечно, в плей-офф особый настрой, особая атмосфера. Все буквально живут хоккейными баталиями. Возрастает напряжение, велика цена любых ошибок. Гораздо тяжелее набирать очки и больше играешь на команду.

– За 10 сезонов в НХЛ вы так ни разу не приблизились к цели выиграть главный трофей лиги. Есть какое-то внутреннее разочарование, что карьера могла бы и лучше сложиться?

– Конечно, любому хоккеисту хочется выиграть все важные титулы и кубки в карьере. Не буду скрывать: мне тоже хотелось чего-то добиться. Но, к сожалению, мои клубы не всегда пробивались в кубковую часть. В Торонто долго перестраивали команду. И только сейчас «Лифс» снова стали грозной командой. Думаю, в следующем сезоне «Торонто», пополнивший свои ряды сильными игроками, вполне сможет побороться и за Кубок Стэнли. Увы, мне в свое время не везло – редко играл в плей-офф.

«Малкин – молодец, что добился таких результатов!»

– Вот, например, Женя Малкин уже трижды вписал свое имя в историю НХЛ как обладателя чаши. Поздравляли лично Евгения с этими успехами?

– Да, конечно. Разговаривали по телефону и переписывались. Я поздравлял его с победами и очень рад за Евгения! Он молодец, что добился таких больших результатов. Он – настоящий лидер «Питтсбурга», один из лучших хоккеистов в НХЛ. Вообще «Питтсбург» за последние несколько лет выстроил очень сильную команду. Плюс где-то удача сопутствовала команде.


– А воссоединиться с Женей Малкиным и Сергеем Гончаром хотелось бы? Четыре года назад такие слухи ходили, что «пингвины» могли вас подписать. Тем более, у вас здорово получалась игра осенью 2012 года в Магнитке во время локаута. Были предпосылки подписаться с «Питтсбургом»?

– Переговоры такие велись с несколькими командами, это правда. В том числе и с «Питтсбургом». Но тогда мы решили с Грабовским поехать в «Айлендерс». Наша игра с Малкиным в локаут за Магнитку высоко оценивалась за океаном, это было одним из факторов, чтобы говорить о некоем переходе в «Питтсбург». Но случилось все иначе. Жалею ли я об этом? Сложно сказать. Жалеть уже поздно (улыбается). Четыре сезона я отыграл за «Айлендерс».

– Где вам было интереснее и комфортнее – Торонто или Нью-Йорк, Канада или США?

– Хоккей в Канаде – это почти религия. Канадских клубов в НХЛ не так много, как из США, но в каждом городе трибуны битком. Ажиотаж на каждой игре. И чувствовать такое внимание к командам, игрокам в Канаде приятнее. Причем хоккеем занимаются там почти все дети – и мальчики, и девочки. Все катки забиты тренировками. В Торонто мы жили в самом городе, неподалеку от арены. Везде пешком практически ходили – все было в шаговой доступности. В Нью-Йорке пришлось больше ездить на машине, большие расстояния, больше времени в дороге.

– Вас где больше любили или узнавали болельщики – в «Торонто» или «Айлендерс»? Как отнеслись канадские болельщики к вашему переезду в США?

– Там профессиональное отношение к хоккеистам. Все понимают, что кто-то рано или поздно может в силу разных обстоятельств покинуть клуб. Поэтому никто не таит обид. Первые сезоны в «Торонто» были самыми лучшими в моей карьере за океаном. Было много русскоязычных ребят: отлично общались внутри команды с Грабовским, Антроповым и Поникаровским. Конечно, мне было не просто покидать Торонто – город, к которому мы привыкли всей семьей, но это жизнь. Некоторые игроки и по 3-4 раза за сезон могут менять клубы.


– Согласны с тем тезисом, что в карьере хоккеиста очень важно – в какой клуб ты попал и с какими тренерами работаешь?

– Безусловно, это зависит от многих факторов. И я соглашусь, что немаловажно – кто тебя тренирует и какие у тебя партнеры. Тем не менее, я провел лучшие свои годы в НХЛ и ни о чем не сожалею. Мне нравилось играть на таком высоком уровне.

– Практически вся ваша карьера в НХЛ связана с именем еще одно хоккеиста Михаила Грабовского, с которым вы даже частенько играли в одном звене в «Торонто». И вместе же перешли в «Айлендерс». Но после двух сезонов за «островитян» белорусский нападающий куда-то пропал, что случилось? Он решил закончить с хоккеем?

– Насколько мне известно, у него было сильное сотрясение. Врачи долго не рекомендовали играть. В принципе он не против вернуться в большой хоккей. Посмотрим, как у него дальше все сложится. Удачи Михаилу!

«Главная цель на сезон – выиграть Кубок Гагарина!»

– Следили ли за игрой «Металлурга» в последние годы: три финала за четыре сезона, два выигранных Кубка Гагарина! В Северной Америке этому придают какое-то значение, или никто о КХЛ там не знает?

– Всегда следил за хоккейными новостями из Магнитогорска. Часто с Женей Бирюковым общались, переписывались. Я узнавал, как дела в команде. Часовая разница во времени не позволяла смотреть игры «Металлурга», но кое-что читал, интересовался все эти годы.


– В чем отличие КХЛ и НХЛ лично для вас?

– За океаном плотный ритмичный календарь сезона. А в КХЛ много пауз внутри чемпионата, что дает свою специфику по распределению сил на весь сезон. Что касается уровня, то хоккей в КХЛ стал более динамичным, интересным. Много сильных команд, которые в числе фаворитов лиги. Сейчас надо будет немного снова перестроиться под большие площадки. А дальше уже дело привычки. На больших площадках приходится больше кататься, больше двигаться. Но в этом есть и плюс – на большом пространстве можно больше придумать вариантов для атаки, в НХЛ думать некогда – решение принимается стремительно.

– Победные матчи «Металлурга» в финале Кубка Гагарина смотрели, переживали?

– Сами матчи не получилось, но я искренне поздравлял ребят с победой по телефону. Один раз как-то получилось, что я позвонил кому-то из ребят в самолете перед отлетом домой и рядом оказался Геннадий Иванович Величкин. Тепло пообщались, тоже поздравил с победой!

– Теперь появился шанс самому прикоснуться к главному трофею КХЛ…

– (смеется). Буду стараться!

– Готовы к повышенному вниманию в предстоящем сезоне к собственной персоне со стороны российских СМИ?

– Не вижу в этом проблем. В НХЛ по 10-15 человек иногда приходят в раздевалку, общаются не только после матча, но и в тренировочные дни. Мне кажется, это плюс для любой команды – если она открыта для прессы. Это все влияет на общий имидж клуба. В медийном плане КХЛ тоже должна развиваться.

– Когда-то вы играли под 14 номером, в сборной брали 41-й. А в «Айлендерс» 86-й. Есть ли у этой нумерологии какие-то смысловые значения? Верите в числовую магию?

– Начинал карьеру играть под 14-м номером. Приехав в «Торонто», тот номер был занят. Переехал в Нью-Йорк – заняты были и 14, и 41. Пришлось выбрать цифру 86 – как символ года рождения. 14 – это число моего дня рождения. А так особой магии тут нет.

– В «Металлурге» снова будете играть под 14-м?

– Да, хотелось бы под своим родным.

– Николай Кулёмин до отъезда за океан и вернувшийся сейчас домой отличается (помимо возраста)?

– Да. Я за годы игры в клубах НХЛ получил большой игровой опыт. Это пригодилось и в жизни, и в понимании хоккея. Чему-то научился – например, обороняться или играть в меньшинстве.


– По игре за «Металлург» мы вас помним как атакующего форварда и голеадора. В чемпионский сезон вы очень здорово играли в звене с Мареком и Кудрной. Но постепенно за океаном из вас стали делать обороняющегося и силового нападающего. Но приехав в локаут в Магнитку, вы снова заиграли так, как до отъезда: красивые комбинации и голы… В новом сезоне мы вправе ожидать снова от вас много атакующей игры? Или вы готовы выходить и обороняться, и в меньшинстве играть?

– (улыбается). Конечно, любому нападающему хочется больше времени играть в атаке, забивать и отдавать голевые пасы. И мне снова хочется больше радовать болельщиков своей игрой. Готов снова играть в полную силу за «Металлург»! По ходу матча тренеры могут требовать выполнять разные задачи на льду. Если надо – готов где-то помочь и в обороне, и в меньшинстве отыграть. Думаю, это плюс для хоккеиста, который умеет перестраиваться по ходу матча и играть как в атаке, так и в обороне.


– Несмотря на активную игровую карьеру, вы неплохо взаимодействуете в общественных делах. Например, в жизни студенческого спортклуба, или проводите мастер-класс для юных воспитанников – как это было прошлым летом в «Умке». Даже в любительской лиге Магнитогорска есть дивизион, названы в честь вас. Вы готовы и впредь уделять внимание общественной жизни вокруг хоккея?

– Несомненно. Теперь, живя в Магнитке, у меня будет больше времени на какие-то интересные проекты на уровне студенческого спорта. Каждый год мы видимся с руководством клуба «Стальные сердца», обсуждаем идеи и направления дальнейшего развития. Сейчас в университете и баскетбол развивается, и хоккей.    


– Пять блиц-вопросов на хоккейную эрудицию: что означают для вас три буквы ММК?

– (смеется). Каждый магнитогорец знает, что это Магнитогорский металлургический комбинат. Если говорить с точки зрения хоккея, то это, наверно, наша тройка в локаут Мозякин–Малкин–Кулёмин.

– Сколько очков вы набрали в чемпионский сезон за «Металлург»?

– По-моему 37 голов было и 14 передач. (на самом деле – 50 (37+13) очков, прим.авторов).

– Какой сезон у вас был лучшим по заброшенным шайбам?

– За «Металлург» в чемпионский сезон – 37 голов!

– Кого и с каким счетом сборная России обыграла в Минске в финале чемпионата мира в 2014 году?

– Кажется, финнов обыграли. Счет вроде бы 4:1 (на самом деле – 5:2, прим.авторов).

– С каким счетом завершился финальный матч 2007 года в Казани «Ак Барс» – «Металлург», помните?

– 2:1 в пользу Магнитки!

– Для себя лично какую цель ставите на сезон: какую планку поднять перед собой – сколько забить голов?

– На мой взгляд, личные цели должны уйти на второй план. Главное приносить пользу команде в каждом матче и играть на общий результат.


– С Кубком Стэнли судьба не сложилась, зато появился шанс выиграть Кубок Гагарина. Готовы ли все свои силы и амбиции посвятить новой цели?

– Конечно, готов. ММК и президент хоккейного клуба Виктор Рашников делают очень многое для команды во всех направлениях. Хоккейная Магнитка – это действительно всем известный в мире бренд. И каждый сезон «Металлург» в числе претендентов на главную победу. Мы обязательно поборемся снова за Кубок Гагарина! Это главная цель нашей команды на сезон.

– Что пожелаете магнитогорским болельщикам, которые очень скучали и всегда ждали вашего возвращения домой?

– Дорогие наши болельщики! Главное верить в команду – что бы ни случилось по ходу сезона. А мы будем стараться чаще радовать вас игрой, которая позволит добиться команде благоприятного общего результата. В чемпионате бывают и хорошие матчи, и плохие. Верьте в свою любимую команду! Хоккеисты это чувствуют. И ваша поддержка на трибунах во время игр – хороший стимул играть еще сильнее и ярче! Ждем вас на домашних матчах «Металлурга».



 

3 комментария
Написать комментарий
  • Fktrcfylh 21 июл 17:34
    Молодые годы отдал америкосам, а сейчас вспомнил , что титулов нет , успеть бы кубок Гагарина подержать.....
  • Zam - RM 21 июл 21:10
    Как Данис 5 раз. Верно мыслишь!
  • unForMe 23 июл 21:20
    Он держал кубок России 2007,там же написано!
Другие новости клуба

Партнёры клуба