Вход для болельщиков
Сайт ХК «Стальные Лисы»

Новости клуба

 
Комментарии к новости отключены, надеемся на ваше понимание.
14 марта 2019 Пресс-служба ХК «Металлург»
9731

Итоговая пресс-конференция

14 марта в Арене «Металлург» состоялась пресс-конференция, посвященная итогам сезона и планам на будущее. В ней приняли участие Вице-президент по хоккейной деятельности, председатель правления хоккейного клуба «Металлург» Геннадий Величкин; главный тренер «Металлурга» Йозеф Яндач и исполнительный директор хоккейного клуба «Металлург» Максим Грицай.


Геннадий Величкин:

– Прежде чем начать пресс-конференцию, хочется сказать о том, что у нас произошло тяжелое событие – скончался Глеб Викторович Лукин, человек который прожил очень длинную жизнь вместе со спортом. Глеб Лукин – один из отцов того «Металлурга», первого, который начинался в послевоенные годы. Для нас это утрата. Глеб Викторович вплоть до последнего дня, несмотря на свой преклонный возраст, всегда был верен хоккею, всегда максимально пытался помочь, длительное время он работал в клубе, отвечал за судейский корпус, был председателем городской Федерации хоккея, занимался детским хоккеем – всем, что в городе было хоккейного за многие годы. Это целая эпоха, которая закончилась. Предлагаю почтить его память минутой молчания. 

***


– Мы можем сегодня поговорить на любую тему, но для начала короткое резюме. В прошлом году мы пошли на серьезную перестройку, потому что жизнь идет, спорт дело такое, что тот или иной коллектив постоянно находиться на пике не может. Он живет своей жизнью, поэтому спорт и интересен. Он имеет как взлеты, так и падения. Что касается нашей команды – я думаю, что мы настолько привыкли сами и приучили наших болельщиков, что мы всегда выигрываем. За последние пять лет было три финала, две победы. В перспективе такое может быть у двух клубов западной конференции – СКА и ЦСКА. Потому что они как раз подошли к этому. Вы помните, как долго к этому шел питерский СКА, прежде чем они стали такой топовой командой. Очень долго идет к этому ЦСКА, они стали абсолютно топовой командой. Ближайшие годы эти клубы будут доминировать.

Сегодня на Востоке тоже происходят глобальные изменения. После определенного времени омский «Авангард» сегодня поднимается в разряд топ-клубов, сегодня есть интересный «Автомобилист», который постепенно, за многие годы, начал приобретать приставку «топ». Думаю, что это тоже надолго. Думаю, что топ-клуб и наш – мы с этой приставкой будем стараться не расставаться. Топ-клуб и Уфа, и Казань, и Астана. С «Барысом» ничего удивительного нет – мы помним 2014 год, когда зарубежный «Лев» дошел до финала и лишь в седьмом матче финала уступил звание обладателя Кубка Гагарина. Поэтому «Барыс» это тоже топ-клуб, имея, может быть, чуть меньший объем финансирования. А мы точно не можем знать объем их финансирования – журналистские выплески абсолютно не отражают натуральную картину. Конечно, у «Барыса» как и в свое время у пражского «Льва» есть преференция – он в любое время может менять огромное количество легионеров, по 12 по 15 игроков за счет того, что североамериканский рынок очень пересыщен. Можно брать канадцев, американцев, за меньшие деньги, которые могут платить в России. Настала другая пора. Нет такого, как раньше, когда три-четыре клуба оцениваются в начале сезона как победители Кубка Гагарина. И если ты в плей-офф занял с первого по четвертое место, то ты однозначно проходишь первый этап, а дальше четыре команды разыгрывали Кубок. Сегодня это не так. Да, сегодня это еще не 16 команд, но хотя бы 10 команд могут выиграть Кубок Гагарина с определенными усилиями.

Этот наш сезон – похож на сезон 2012/13, когда мы работали с Полом Морисом, когда сезон был перестроечный. Очень много совпадений. История показывает, и ты никуда не уйдешь от статистики, что когда в команду приходит новый тренерский штаб и 14 новых игроков, и почти половина из них никогда не играли в КХЛ, это всегда тяжело. Несмотря на это команда отработала регулярный сезон очень удовлетворительно, приносила радость, были серии побед, даже до восьми побед. Это подтверждает то, что с чего я начал – приставка «топ» у нас есть. Что касается плей-офф. Конечно, мы готовились, было огромное желание у всех, начиная от молодого игрока и заканчивая президентом клуба, мы понимали, что мы можем, у нас были все возможности и шансы. Если говорить конкретно о серии, то у нас из пяти матчей три закончились в овертаймах, а что такое овертайм вы и сами знаете: одна случайность, одна ошибка, одно везение, одно счастливое мгновение. Или не счастливое. Да, провалили мы игру в Уфе, когда в первом периоде сгорели. В спорте так бывает, и за это весь мир любит спорт. Никогда нельзя сложить бумажки, посмотреть составы команд и сразу выдать кубки, медали и награды. Так не бывает. К нашему разочарованию серия закончилась так. С Уфой мы многие годы играли в плей-офф и проходили их. В последний раз Уфа у нас выиграла при Поле Морисе – опять же вернемся к сезону 12/13. Наверное, так было надо хоккейному богу, как некоторые любят говорить. Удача улыбнулась «Салавату», с чем мы их и поздравляем и желаем удачи при прохождении дальнейших ступеней кубковой лестницы.

Дальше. У нас в принципе была команда хорошо, позитивно настроена, была сбалансирована. Если помните прошлые годы, особенно чемпионские, когда вся журналистская братия крутилась вокруг одного – «Магнитка» команда одного звена. Сегодня уже, почему-то, никто не говорит в этом ключе про «Автомобилист». А мы понимаем, кто там шайбы забрасывает, а кто помогает. В силу объективных причин ушел от нас Данис Зарипов, и это не потому что мы так захотели, ушел Ян Коварж. И у нас стала команда четырех звеньев. Вы видели, что в этом сезоне и четвертое звено, звено Неколенко по центральному нападающему, тоже блистало, и неплохо. И ветеран наш Денис Платонов когда нужно выходил, когда не играл – терпел и готовился. Выходил, бился, играл, оборонялся, иногда даже забивал. Команда была сбалансирована. Расстраиваться можно, но думаю, что к болельщикам есть такая просьба – вы нас, если что, простите, но обижаться на нас не надо, клеймить тоже не надо. Это спорт, жизнь продолжается, и работа наша продолжается.

Что касается нового сезона. У нас большое количество игроков на контрактах. Сегодня нам нужно усиление легионерского крыла, потому что из легионеров у нас только один игрок на контракте – Деннис Расмуссен. Он и остается. По остальным игрокам мы принимаем решения. Из новшеств? Надо понимать, что легионеры будут, скорее всего, другие, кроме Расмуссена. По нашим игрокам – у кого контракты закончились, на тех будем смотреть. Но таких ребят не много. У кого контракты существуют – тоже возможны варианты. Я не могу называть, естественно, конкретных фамилий, потому что у них действующие соглашения до 30 апреля. Мы не можем вести переговоры с теми игроками, которые сегодня находятся в других клубах, независимо от того, где они. В первую очередь это касается Северной Америки. По европейским игрокам уже можно разговаривать. У нас есть огромное количество наработок. Тренерский штаб у нас на контрактах, все были подписаны на два года.

В дополнение, чтобы меньше вопросов было, могу сказать, что в этом году все четыре тренера, я и мои помощники, работаем по кандидатурам игроков. Мы перелопатили примерно 250 фамилий, мы мониторим, просматриваем вживую игры, смотрим нарезки, разговариваем со скаутами, агентами, находим людей, которые близко и вживую видят этих игроков. Но вы же понимаете, что это не супермаркет – мы не заходим к прилавку, где есть ценник, и выбирай, что тебе нужно. Тебе нужны брюки, рубашка, пальто и шапка? Точно так же и здесь. Нам нужен правый, левый, центральный, вратарь, защитник. Все мониторим, ищем, но игрок это не продукт. У него есть мама, папа, семья, дети, школа, условия проживания и обучения. Несколько сотен факторов, чтобы найти общий язык с этим игроком. А второе – есть финансовая сторона. Все настолько сложно и тяжело. Чтобы вы понимали – закончилась последняя игра, мы отдохнули один день и вышли на работу. Вышли с утра, а домой пошли в 11 вечера – всем составом тренерского штаба и менеджеров. И такой график у нас сейчас каждый день.

Мы понимаем ответственность. Легко начинать новый сезон, когда ты что-то выиграл. Мы хотели, чтобы нам было легко, но всегда так не получается. Всем тяжело, но мы искренне и истово работаем, ключевое слово – работаем честно, только на клуб, только на команду. На себя никто не работает и не пытается доказать, что мы лучше кого-то. Это мы будем доказывать в следующем сезоне на льду, во время работы, во время матчей, во время плей-офф. Такое длинное вступление, но вроде я все рассказал.

– Геннадий Иванович, первый вопрос, чтобы сразу продолжить тему комплектования команды. В середине сезона вы говорили, что предыдущее межсезонье отработали на 90 процентов, а 10 процентов по объективным причинам не удались. Что нужно сделать сейчас, чтобы получилось по полной программе? Какие должны быть условия?

– 90 процентов это было в прошлое межсезонье. Сейчас же эта цифра уже составляет половину. Чтобы сегодня переформатироваться, нам нужно кое-что пересмотреть. И понимаете, тут есть философская дилемма. Давайте вспомним наших звездочек, которые играют в хоккей. Гусев. Капризов. Я не буду продолжать линейку – вы сами все понимаете. Основное количество этих ребят выросло в таких клубах, как «Югра», Новосибирск, Новокузнецк. Там, где у команд и клубов не стояло больших задач. Где была возможность, начиная с 17-18 лет ребятам играть по 40-50 игр, по 12-15 минут за матч. Там, где давали эти шансы. Они проигрывали, но они играли, играли и играли. У нас есть очень талантливый игрок, на которого мы рассчитываем и надеемся, что в ближайшие годы он станет лидером. Это Дорофеев. В этом сезоне он получил уже достаточное время для игры. Но не 50 игр, а гораздо меньше. И не было у него столько времени на льду. Чтобы этого парня сейчас не сломать, и для того, чтобы нам идти в тренде и выигрывать, тяжело надеяться, что этот восемнадцатилетний игрок выйдет и забьет 15-20 голов. Это нереально. Если бы ребята играли в командах, где нет таких задач, то они быстрее бы адаптировались. Поэтому у нас они адаптируются медленнее, но процесс идет. Вот у нас получился хороший игрок Дронов. Он тоже до сих пор лимитчик, хотя на самом деле – основной защитник. К сожалению, так легли карты, что у него идет бесконечная череда травм, от которых он никак не может избавиться. Но опять же это и из-за того, что мы его быстро ввели в состав на ведущие позиции. Отсюда и неопытность, отсюда и травмы. Посмотрите, где он получает травмы? На борту. Был бы опытный игрок – таких травм он бы не получил. Это и есть негатив быстрого введения игрока в основной состав.
Мы стараемся потихоньку, по одному, по два, по три человека ввести в игру. Сегодня у нас есть, хоть он и не наш воспитанник, Архип Неколенко. Он в прошлом сезоне в «Югре» играл 30 процентов. А сейчас у нас – почти на сто процентов сезон отыграл, пару матчей из-за повреждения пропустил. Человек растет и в будущем мы очень на него рассчитываем.


– Пан Йозеф, о молодежи. Привлекали молодых ребят, даже Спиридонов немного побыл с командой, и защитники Зайцев и Ольшанский. Как оцените их работу с командой? Даже не результат, а именно работу.

– Мы начали их проверять еще с начала сезона, когда готовились летом. Было тяжело, они готовились со сборными. Потом как была возможность, когда мы были в Магнитогорске, смотрели на них на тренировках, а затем в играх. Одно дело тренировки, другое – игры. Когда была возможность, проверяли в играх. Они играли в молодежке, либо в фарм-клубе в Кургане, мы следили за ними и там. У них есть будущее. Из этих игроков выделяется Дорофеев. Не хочу сказать «звезда» – таких я уже много видел, а потом все было по-другому. Дальше все будет зависеть от него. Как он будет работать, как будет готовиться на следующий сезон. Ему нужно добавлять вес и силы. Потому что он умный и хитрый хоккеист, но надо добавлять по весу и силам, чтобы был готов к взрослому хоккею. Зайцев. Был здесь в молодежке, потом поиграл в Америке и вернулся. Работали с ним много времени, он тренировался с нами, играл. Когда была возможность, играл за главную команду, когда нет – за молодежку. Он прибавил по ходу сезона, в плей-офф хорошо сыграл. Ольшанский сыграл на молодежном чемпионате мира. Он лучше играл на маленьких площадках, чем на больших. Ему тактически еще учиться надо. И тоже с ним надо много работать в плане головы. Чтобы он не думал, что он звезда. Чтобы, играя за молодежку, фарм или главную команду, он не видел разницы. Ему надо еще много-много работать. Не только на льду, но и в плане психологии. Чтобы он пришел с холодной головой и был готов играть – хоть две минуты, хоть двадцать две. Надо с ним поработать. Дронов – уже игрок взрослый. Возможно его считать как… не люблю слово «звезда», а хорошего игрока. Очень хорошего игрока. Его преследуют травмы. В прошлом году много пропустил, в этом тоже сыграл только 16 игр. Травмы и болезнь. В плей-офф он заболел и не был готов. Еще скажу про молодых Спиридонова и Платонова. Они уже работали с нами, когда была возможность. Загидулин играл первый сезон, мы остались довольны им.

– Геннадий Иванович, раз зашла речь о болезни. В прессе был вброс о том, что в команде была эпидемия вирусов…

– Нет. 100 процентов нет. Ничего не было. Болел у нас Дронов – простуда, и Сергей Мозякин, у которого было простудное обострение. Всё.

– Пан Йозеф, вот вы сказали о психологии Ольшанского. Что в этом смысле скажете про Варфоломеева? Тоже не смог переключиться с тех ролей, которые у него были в прошлой команде? Там на него работали, а тут были другие роли.

– Мы ожидали от него много большего. Сначала он играл. Когда пришел летом, мы с ним поработали над физической подготовкой. Он не привык еще работать в таком режиме. Он играл в командах, у которых не было больших задач. Сейчас он пришел в клуб с высокими требованиями и конкуренцией.

Геннадий Величкин:

– Варфоломеева мы подготовим. У него есть перспективы.

– Вместе с Архипом Неколенко в команду пришел Павел Нечистовский. Он практически весь сезон просидел на лавке в «Зауралье», сыграл меньше десятка игр. Не подошел?

– Нет, что значит «не подошел»? Мы брали его на позицию третьего вратаря. Третий вратарь есть всегда. В процессе поездок и тренировок нам необходим третий вратарь. Но если бы мы его взяли в команду, он бы вообще ни одной игры не сыграл. А так в «Зауралье» он получил какой-то опыт. Он играл до этого в молодежке – тоже опыт. А то, что мало играл – это полностью зависело от него. Поэтому здесь нет большой беды. Это спорт, особенно для вратарей. Он 1997 года рождения. Третьяков, Самсоновых и Василевских очень мало. Когда ты в 20 лет уже готов. Таких единицы за всю историю. Поэтому его никто со счетов не списывает, но селекционную работу мы вести будем, параллельно Нечистовскому будет еще один молодой игрок, который может быть подстраховкой под третьего вратаря вместе с Нечистовским. Что касается Кургана – это наша площадка для обкатки игроков, но вы не забывайте, что это самостоятельный клуб, у которого тоже стоят задачи. Мы даем им вратаря, но просто так он играть не будет. Он должен пробиваться. В этом смысл профессионального роста. Ты пошел в Курган – так докажи в Кургане, что ты можешь играть в «Металлурге». «Скушай» своих партнеров, конкурентов, отыграй. Если бы он отыграл, мы бы сегодня не думали еще об одном молодом вратаре. Так что вот такой мой ответ – мы думаем еще об одном вратаре, помоложе, чтобы была конкуренция на уровне Кургана или молодежки.

– Геннадий Иванович и пан Йозеф, вопрос к вам. Нынешний сезон у «Металлурга» получился самым плотным за всю историю выступления «Магнитки» на высшем уровне. 187 дней, 71 игра. Это один матч в 2,6 дня. Насколько почувствовали эту плотность, и сыграло ли это какую-либо серьезную роль?

Геннадий Величкин:

– Конечно, почувствовали. Календарь, действительно, просто сумасшедший. Знаете, я с командой нахожусь всегда. В хоккей не играю, но я летаю с командой, живу с командой, переезды, перелеты, психологические нагрузки. Даже мне показалось, что это был ад. То есть для элементарной жизни человека, для его функционирования, это было просто нереально. А с учетом того, что многие ребята играли в сборных – как россияне, так и легионеры, было непросто. В воскресенье они играют за сборные, в понедельник они должны уже долететь с пересадками и выйти на игру здесь. Так ладно бы потом была пауза, но в среду уже надо играть на выезде, куда надо добраться, с вещами приехать в аэропорт, подождать самолет, пройти все контроли, долететь, в пять утра в другом городе выгрузиться, до обеда попытаться поспать, вечером тренировка и на следующий день игра. Эти условия, конечно, были для всех, но на пользу спорту это не идет. Особенно этот рваный ритм, когда на Евротур ты две недели отдыхаешь, а потом за две недели играешь матчи через день. Не забывайте, что есть же травмы, а мы даже не можем вылечить травму, провести процедуры. На МРТ игроков возили в тех городах, где были. Психологически было тяжело, а физически – главный тренер ответит.

Йозеф Яндач:

– Это был такой уже график, приближенный к режиму НХЛ. 12-13 игр за месяц. Плюс перерывы на сборные. Времени на восстановление не оставалось. Команда с этим графиком справилась неплохо. Мы выдержали. В конце регулярки необходимо, чтобы все были в равных условиях. А не как у нас, когда мы играли пять игр подряд, потом два дня перерыва, и начался плей-офф, где опять шесть матчей. Одиннадцать игр подряд. Вот тут и приходит разница. А какие-то команды отдыхали перед плей-офф. В плей-офф все по-другому: по силам, скорости, психологии, и это сказывается. Например, Омск и Уфа отдыхали перед плей-офф. А мы дрались за победу до последнего. И потом сразу начался плей-офф.

Геннадий Величкин:

– То есть мы не выбирали соперника, мы играли очень ответственно, в полную силу, перебарывали себя. Играли в Казани, потом в Москве, потом дома против Казани, то есть со всеми топовыми командами через день. И у ребят даже выходного не было – после игры с Казанью на следующий день провели вечернюю тренировку и все, начался плей-офф. Поставьте себя на место игроков. У вас же есть жены, дети, семьи. А в таком ритме даже перезагрузиться нельзя, банально семье помочь нельзя элементарно. Многие ребята живут в чужом для них городе, где-то что-то нужно сделать, решить проблему, житейский вопрос, в котором жены ждут помощи от мужей. Но они не могли помочь, они занимались только работой. А сейчас вспоминать эти овертаймы – залети шайба в другие ворота, все было бы иначе. В Уфе был момент, когда шайба в трех сантиметрах от пустых ворот прошла. Все могло повернуться в другую сторону и сейчас бы мы с вами не разговаривали. Все зависело от трех сантиметров или трех секунд. Это тяжело для нас, но это говорит о том, что спорт это не только деньги! Алгоритма победы в спорте не существует.


– Пан Йозеф, Геннадий Величкин сказал, что ведется большая селекционная работа. Какие игроки в первую очередь нужны команде, на какие роли?

Йозеф Яндач:

– Будем искать командных игроков. На позиции центральных нужны игроки. Свободны четыре легионерские позиции. Несколько русских игроков, которые пополнят нашу команду. Пока говорить точно тяжело, скоро будет ясность. Мы работаем над этим вопросом каждый день.

Геннадий Величкин:

– Еще повторюсь, что есть определенный бюджет, который невозможно перепрыгнуть. Просто так взять, кого хочешь – это не будет, и не было у нас никогда. Вопрос не задали, но он буквально «висит» в воздухе. Вопрос по Вольски. Правильно или не правильно все было сделано. Давайте так. Вольски – очень хороший игрок. Топовый. Если вы помните, у него была серьезная травма. Он нам очень благодарен – мы смогли оперативно все сделать, оплатили все лечение, поставили его на ноги. Когда у него в «Куньлуне» начались проблемы, мы его выменяли, забрали к себе, он играл. Физиология это такая вещь, что можно что-то натренировать, но порой сочетание скорости и правильных действий не только от этого зависит. Мы в сезоне видели, что он стал чуть медленнее. Он очень много забивал, забивал в большинстве, был хорош по выбору позиции. Но вспомнить его же образца трехлетней давности – он убегал «один в ноль», держал шайбу, обыгрывал нескольких игроков, выходил на ворота. А в этом году ему было тяжело. Голова все знает, все понимает, но ноги так уже не работали. И мы встали перед дилеммой. Мы, конечно, пошли на риск, но обменяли Вольски на двух игроков помоложе, оба центральные, которые могут сыграть как в центре, так и на фланге. Мы считали, что это наш резерв. Ребята по уровню может и не такие, как Войтек, но по скоростным данным они были лучше. И главное – вместо одного у нас появилось два центральных, а по деньгам получилось даже чуть дешевле. В принципе, в регулярке это сыграло свою роль, а в плей-офф и Шор хорошо выглядел, забивал, хорош был Булирж. Поэтому та задумка оправдалась.

– Вопрос Геннадию Величкину и пану Йозефу. Как вы работали с Денисом Платоновым? У него были отрезки, когда он не играл, но он раньше всех приходил в раздевалку, терпел, работал. Когда выходил на лед – он старался сделать все по максимуму. Денис на днях заявил, хоть и не совсем публично, что карьеру он завершает. Рассматривается ли вариант с прощальным матчем, свитером под сводами Арены и так далее?

Геннадий Величкин:

– Денис это наша легенда. Это человек не местный, но который пришел в команду и стал самым местным. Вот других слов у меня нет. Да, правда, Денис решил закончить карьеру, но у нас есть варианты по продолжению работы с Денисом в качестве тренера. Где и в каком качестве – вы узнаете позже.

Йозеф Яндач:

– Мне с ним очень, очень хорошо работалось. Ему было тяжело, потому что он знал свою роль. Мы перед сезоном с ним об этом говорили. Что мы омолодили команду. Он здесь будет помогать как опытный игрок. Для меня, как для тренера, он был по характеру один из самых лучших игроков, которого я знал за свою карьеру. Как он готовил себя к матчам, хоть и ему было тяжело, как помогал во время сезона. В плей-офф он сыграл все игры, был виден его опыт. Он очень помогал команде весь сезон. Все остальные видели, как он работает, как готовится – как профессионал. Брали с него пример. И это тоже останется в моем сердце. По характеру очень хороший игрок.

– Геннадий Иванович, вопрос о Николае Кулёмине. Показалось, что где-то ему не хватило физических кондиций. Как оцените его работу?

– Николай Кулёмин – игрок высочайшего уровня. Подтвердил это он более чем десятилетней карьерой в НХЛ. Мы знали и надеялись, что Николай будет у нас на ведущих ролях, будет вести за собой команду, тащить. Так оно и было, но, к сожалению, в отдельных матчах. Сегодня можно говорить о проблемах, которые все же у него возникли. Прежде всего, это последствия непростой травмы, которая у него была в прошлом сезоне. Второе – капитальный переход от маленьких площадок, которые у него уже были в крови. Третье – сегодня с Николаем у нас есть несколько вариантов развития событий, которые мы совместно прорабатываем. Больше мне нечего добавить.

– Пан Йозеф, к концу регулярного сезона удалось выйти на очень хорошую реализацию большинства. Были одной из лучших команд в лиге. Почему оно перестало работать так эффективно в серии с «Салаватом»?

– В плей-офф мы играли с командой, которая готовилась только к нашему большинству, специально. В начале сезона мы тоже тяжело забивали в большинстве. Потом кое-что поменяли, поставили других игроков, и стало получаться. «Салават» хорошо перекрыл Мозякина. Затем мы поменяли Расмуссена на Шора в большинстве. Сергея тоже поставили на другую позицию. Удалось забить. 16% реализации большинства – результат лучше, чем у Уфы. Но они специально готовились к нашему большинству, а мы не смогли подобрать ключи к этому компоненту. Так бывает. Хотели больше бросать, постоянно говорили об этом. Но хоккеисты привыкли так играть в регулярке, что-то поменять резко в плей-офф уже сложно. В конце неплохо играли, кое-что даже понравилось. К сожалению, не сыграли в большинстве так часто, как хотели. В матчах в Уфе были моменты, когда судьи могли дать удаления, но не делали этого. В овертайме шестой игры тоже был момент.


– У «Металлурга» в сезоне очень мало штрафных минут – самая корректная команда. Но и у соперника тоже мало. Специально работали над игровой дисциплиной?

– Почему мы так мало играем в большинстве? Я этот вопрос задавал как-то на пресс-конференции в регулярке. Особенно в домашних играх, где мы перебрасывали соперника, а удаления были не в нашу пользу. Было много ситуаций, когда судьи могли бы дать удаление, но не делали этого. Это вопрос уже к судьям, почему они принимали то или иное решение. Согласен, что чем больше мы держали шайбу, тем больше моментов для большинства возникало. Почему мы мало удалялись? Этого хочет каждый тренер. Каждый тренер делает акцент на этом. В зоне обороны у нас были такие защитники, которые не были тяжелыми, хорошо двигались. Поэтому отбирали шайбу без удалений.

– Геннадий Иванович, из тех, у кого закончились контракты – как скоро определится, останутся они или нет? Через две недели, через три?

– Мне хотелось бы, чтобы сегодня. Но так не получается, потому что идет плей-офф и что даже у наших игроков, у которых закончился контракт, наверняка уже появляются предложения. Как мы размышляем, выбирая игроков, так же и игроки размышляют, выбирая клуб. Не покривлю душой, если скажу эти факторы. Первый – уровень контракта. Кто-то может предложить больше, кто-то меньше. Второй – место проживания. Особенно это касается зарубежных игроков. Наличие прямых авиарейсов, иностранных школ и много другого. Третий – уровень клуба. Тут мы никому не уступаем, и это единственный фактор, по которому мы можем сегодня работать. У других команд присутствуют и вышеупомянутые факторы. Говорить что-то сейчас конкретное? Есть варианты, что в марте уже возможны подписания контрактов тех игроков, которые наши, то есть продление, либо игроков зарубежных. Но в Северной Америке еще идут игры, Европа – матчи плей-офф. Ни один игрок, который хочет к нам приехать и с которым мы практически договорились, не скажет в своей нынешней команде, что он уходит. Все молчат, а работа работается. Придерживаемся регламента и этических моментов.

– Пан Йозеф, у нас исходные ожидания от Неколенко и Язькова были примерно одинаковыми. Что у Никиты не получилось?

– Разница в том, что Неколенко центральный, а Язьков крайний. С начала сезона у нас была конкуренция, добавили Шора и Булиржа. Неколенко хорошо играл в меньшинстве, хорошо действовал на вбрасывании, поэтому у него было больше времени, чем у Язькова. Потом он каждую игру улучшался. К нему был один вопрос – улучшение броска, чтобы больше забивал, когда это бывает возможно. У Язькова было время, когда он одну игру проводил хорошо, но потом был не так же стабилен по результату.

– «Стальные Лисы» тоже завершили свой плей-офф. Оцените итоги их выступления?

Геннадий Величкин:

– Это молодежный спорт, он непредсказуемый. Мы же не ставим цель завоевывать кубки на всех уровнях. Мы ставим задачу школе, ставим задачу молодежной команде готовить игроков. Сегодня они эту задачу выполняют. Они отыграли большое количество игр, сложно, с переездами. Хорошо, мы летаем на чартере. А наша молодежка – по десять часов едет на автобусе, потом садится на поезд, выходят на игру, тут же садятся в поезд и едут обратно. Задача «Лис» у нас не выигрывать каждый год, а готовить качественных молодых игроков. Серьезная задача по переходу от детского хоккея к взрослому. Можно конечно в «Лисы» набирать молодых талантливых игроков из тех команд, у которых нет больших клубов. Но такая задача не стоит. Конечно, по возможности и этим занимаемся, как с Нечистовским например было. Но нам надо воспитывать Спиридоновых, Платоновых, Шешиных, Пятиных и всех других наших мальчишек. Они все прошли экзамен и порядка 3-4 человек из этой команды в следующем году получат шанс начать подготовку с основной командой. Да, мальчишки проиграли в овертайме, но это хороший опыт для них. Они очень расстроены, они сами переживают. Но они играют не за деньги, а за свое будущее. Они учатся играть в хоккей, а без поражений не бывает побед. Сезон оценим на «хорошо». Плей-офф мы не будем оценивать. Могли выиграть, могли проиграть.

Йозеф Яндач:

– Можно сравнить «Лисов» и «Металлург». Мы пропустили за 40 секунд до конца в шестой игре с «Салаватом», и они тоже за 40 секунд в овертайме третьего матча. Это были ключевые моменты, и они похожи. Дронов не смог помочь «Лисам», опять заболел. Тоже один из важнейших игроков плей-офф для молодежной команды. У нас тоже в третьей игре не играли трое основных защитников: Дронов заболел, Рылов под штрафом, а Береглазов травмировался.

Геннадий Величкин:

– Да, это объективные причины. Кроме субъективных моментов Йозеф добавил объективных в играх с Уфой. Если бы этих моментов не было, то и субъективных было бы больше в нашу пользу.

Йозеф Яндач:

– Так что да, проблемы похожие. В плей-офф нужны форма, физика, психология. А что касается молодежки. Исходя из своего тренерского опыта добавлю. Задача молодежных команд – готовить игроков для главной команды. Если ты покажешь хороший результат, но никто из молодых не заиграет в главной команде, то зачем это нужно? Хотя побеждать всегда приятнее, чем проигрывать.


– Максим Николаевич, много сказано о хоккее, как игре, но много интересного происходит и вокруг игры. Что можно сказать о сезоне с этой точки зрения?

– Добавлю пару слов по команде. Уже который год приходится работать в рамках, скажем так, ограниченного бюджета. Лига приняла на себя обязательства, согласно которым, у всех через три года у всех клубов должны быть одинаковые условия в плане потолка зарплат. Мы должны сейчас понимать, как мы будем в этой ситуации, подписывая контракты сейчас, выглядеть через год, через два. Это накладывает определенный отпечаток на контракты и на выбор игроков.

Мы себя позиционируем как «лига № 2» после НХЛ. Тем не менее, мы смотрим на Европу, видим Германию, Швейцарию. Люди не сидят на месте, мы видим, как используются экономические модели. У них уже строятся двадцатитысячные дворцы, подписываются игроки с контрактами, превышающими контракты в КХЛ. И это тоже дает пищу для размышлений.

Наш бюджет в целом – 90% бюджет команды, зарплатная ведомость. Все остальное связано с обеспечением команды – перелетами, проживанием, питанием и так далее. И только небольшая часть – на то, чтобы болельщик пришел на арену и увидел не только хоккей, но и некое шоу, что-то необычное. Хоккей – это не только то, зачем ходят на арену. Сюда ходят еще за тем, чтобы почувствовать настроение стадиона, как он встречает болельщика и его провожает. Здесь «Металлург» – топовая арена. По всем показателям. В прошлом году мы поменяли свет, сделали новый свет в арене. Один из лучших в КХЛ. Делала российская компания, шикарно с этой задачей справилась. Мы поменяли форму. В межсезонье промежуточный вариант вызвал недоумение у болельщиков, но итоговая форма, как мы видим, «зашла» хорошо.

Мы попытались сделать 3D-меппинг. Мы сами изготовили ролик и спроецировали на лед. Четыре матча болельщики могли наслаждаться этим шоу, которое является привычным делом для топовых клубов.

Из проектов, наверное, самое главное что мы сделали чисто технологически. Мы перенесли кассы в более удобное место. Мы провели ряд мероприятий, связанных с маркетингом. Наверняка вы запомнили, когда Николай Кулёмин отработал одну смену подручным сталевара, а мастер ККЦ отработал одну смену в команде «Металлург». Получилось очень интересно: и хоккеист понял, почем фунт лиха на производстве, и металлург почувствовал, что такое хоккей.

Если говорить про стратегические вещи, то, пожалуй, самое главное, что мы сделали – завершили реконструкцию детского ледового дворца. Переделали бывшие компрессорные в раздевалки, чем закончили полную реконструкцию, которая длилась четыре года. «За кадром» для болельщиков остался капитальный ремонт крыши Арены. В ближайшие десять лет никаких проблем быть с ней не должно.

Сейчас мы подходим к реализации федеральной программы по строительству тренировочных катков. Мы выходим на финишную прямую. Думаю, что с июня месяца должно начаться строительство в районе третьей башни Арены, где сейчас находится гостевой вход. В планах к сентябрю 2020 года строительство завершить и запустить каток. Это, естественно, откроет безграничные возможности для Арены – чтобы мы дали возможность всем горожанам наслаждаться лучшими концертными и шоу-программами. Ну и, конечно, выведет детскую школу «Металлург» на новый уровень. По сути дела, мы увеличим в два раза количество занимающихся в школе. Раньше мы были вынуждены в раннем возрасте ряд детей оставлять без хоккея, отлучать от хоккея. С появлением нового катка ситуация станет гораздо лучше. Если сейчас в школе занимаются 600 человек, то будет заниматься 1000-1200 детей.

В целом сезон, если подводить итоги, получился и для клуба, и для команды перестроечным. Геннадий Иванович уже сказал, что мы понимаем свою ответственность, планку топ-клуба должны держать. Должны в этом сезоне усилиться, сделать правильные выводы по всем направлениям. У нас есть президент клуба, Виктор Филиппович Рашников, который держит ситуацию на постоянном контроле. Надеемся, что его требования к нам, и наши требования к игрокам позволят вернуться за короткий срок к финалам конференций и к финалам Кубка Гагарина.

 

К материалу

11 комментариев

Добавить комментарий
  • Kоstya 15 марта 2019 г., 09:01:31
    я не знаю про какие кадры для "топ" команда готовят из молодежи Лис, разница забитых и пропущенных шайб как на шпенглере и в плей-офф удручает.

    И кстати не знал что самая тяжелая работа у хоккеистов КХЛ? Бедные они, отдам лучше сына в сталевары там и больше платят и молоко дают!)
  • Fktrcfylh 15 марта 2019 г., 10:24:29
    Надо было сделать выводы по каждому игроку . Особенно по первой пятерки ,и  объяснить как они умудрились больше пропустить , чем забить!?!?!?
  • Wildfox 15 марта 2019 г., 16:45:17
    2 и 3 матч плей-офф рубец оставили, но а в целом регулярка на 4.
  • Fktrcfylh 16 марта 2019 г., 18:29:17
    Когда Вы опубликуете выводы проигрыша и провала КГ 2018-2019 г. Яндыч что то возомнил о себе, что хорошая была подготовка к ПО ,где весь окатился сам в дерме. Еще мечтает остаться наследующий год .   Вот гнус не стыда , не совести у человека нет. ГИВ то же в засаду ушел. Действительно наш хоккей накрылся медным тазом. Так как детский хоккей в загоне . Слышал от родителей , что там набрали только детей и внуков высшей верхушки, в основном без перспективных  детей , а тренера 70 летние не видят одаренных  детей или им не дают видеть это,а может карман давит. Вывод хоккей  в Магнитке остановился, до тех пор пока не придет знающий  , честный , любищий хоккей человек. Но мне кажется это уже не будет!!!!!
    Ответить
  • Mike.660 16 марта 2019 г., 19:10:24
    блевотина
  • al-kop0ne 17 марта 2019 г., 21:45:04
    интересно а величкин смотрит как играет авто локо?????
  • edik05051 18 марта 2019 г., 10:18:11
    Зачем комменты удаляете? Кому вы лучше сделаете?
  • al-kop0ne 18 марта 2019 г., 23:45:39
    ава переехал в балашиху и вот вам результат ,а если магнитке в чехов, а что а вдруг, и кубок будет ближе
    • sasha.77 19 марта 2019 г., 22:47:48
      переезд не чего не решит пока у руля рашников и гив  и розовые болелы толку долго не будет что капончик х-и переворил
  • edik05051 19 марта 2019 г., 17:30:50
    Похоже еще один сезон мимо кассы...Надо было в свое время Скабелку забирать у Сибири, видно,что сильный тренер.А Корешков то уже в ЦСКА помощником..Что то у нас пошло не так, все хорошее ,что было, потеряли, пропал наш красивый, зрелищный хоккейчик.

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль