С днём рождения, Евгений! Голкиперы «Металлурга» представили дизайн шлемов на сезон 2021/22

Марк ФРЕНЧ: «Современная игра – это владение шайбой»

1 января 2021 года Марку Френчу исполнилось 50 лет. И ровно половину жизни он тренирует. В его активе работа с дюжиной команд – от университетских до национальной сборной. В том числе – несколько лет в Европе и один сезон в КХЛ. С новым помощником Ильи Воробьёва побеседовал наш корреспондент Павел Зайцев.   

- Вы родились в Милтоне, километрах в сорока от Торонто. Что это за место?

- Во времена моей юности это был маленький городок, в основном фермерский. Но сейчас это один из самых растущих районов Канады, и близость Торонто очень помогает ему развиваться.

- Выбор хоккея был обусловлен чем-то особенным?

- Традиционно, от любого канадского мальчишки ждут, что он займётся именно этим видом спорта. Да и как иначе, если вокруг столько отличных примеров для подражания? С самого детства в моей жизни было много хоккея. Мне нравилось играть в командах, переезжать с места на место. В общем, следовать за мечтой.

- И кумиры наверняка были?

- Уэйн Гретцки, Марио Лемье – кто ими не восхищался? Однако, помимо звёзд мировой величины, были и игроки не столь известные, но очень популярные среди местной публики. Например, Уэндел Кларк (победитель молодёжного Чемпионата мира 1985 года, провёл почти 900 матчей в НХЛ, большую часть – за «Торонто», в начале 90-х был капитаном «кленовых листьев» – прим. авт.).

- Первой командой, за которую вы сыграли, переходя во взрослую жизнь, были «Милтонские торговцы». Что за лига?

-Юниорская лига Центрального Онтарио, команда моего родного города. Это высший уровень, на котором можно было выступать в том месте. И было приятно для местного паренька хотя бы сезон поиграть дома перед «своей» публикой.


- Спустя год, когда вам исполнилось 18, вы стали «Рейдером из Джорджтауна». Лига та же – в чём был смысл переезда?

- Как и многим мальчишкам, хотелось уехать из дома, стать более самостоятельным. Дома здорово, но приходит время покидать родное гнездо и расти. Уже по ходу следующего сезона я успел сыграть в более серьёзной лиге за «Медведей» из Смитс-Фолс.

- Последние четыре года карьеры игрока вы провели в команде Университета Брока и три из них были капитаном.

- Пожалуй, это было самое классное время. Мы играли, в основном, в Онтарио. Но прелесть университетского хоккея ещё и в том, что появляется шанс путешествовать. Мы летали в США на матчи с командами NCAA (Национальной ассоциации студенческого спорта – прим. авт.), побывали в Европе, чтобы сразиться с тамошними университетскими сборными. Но ещё важнее то, что именно в тот период – благодаря наставнику, которого я очень уважал – я всерьёз задумался о тренерской работе. Понял: именно этим мне хотелось бы заниматься, когда закончу играть.

- Тем тренером был…

- Майк Пелино. Это настоящий профессиональный тренер. Именно наблюдения за его работой и возможность регулярно обсуждать с ним нюансы тренерства помогли мне окончательно сделать выбор.

- Вы закончили играть довольно рано – в 25. Почему?

- Как раз пришла пора получения степени магистра в университете. Понял, что хочу работать с Майком в новом качестве. Один год я был его помощником, а потом он ушёл (именно по ходу того сезона Пелино получил предложение стать помощником Майка Бэбкокав молодёжной сборной Канады, которая в пятый раз подряд и в восьмой за 10 лет выиграла МЧМ; а после сезона Пелино возглавил команду Западной хоккейной лиги «Спокан Чифс»– прим. авт.). И я стал главным тренером.

- И каково было ощущение – тренировать тех, кто немногим младше тебя самого?

- Да, в команде были парни, с которыми я ещё недавно вместе играл, те, с кем я жил по соседству в университете. Сложностей хватало, но, оглядываясь назад, понимаю, что сама возможность тренировать очень вдохновляла, я был полон энтузиазма. Наверняка я наделал кучу ошибок (смеётся), но был уверен: на свете нет ничего больше, чем я хотел бы заниматься.

- После года в Броке в качестве главного вы отработали один сезон помощником в команде университета Гелфа, а затем «пошли на повышение» - в Лигу Онтарио. Причём, в NorthBayCentennials вы были ассистентом не только тренера, но и генерального менеджера.

- Это один из самых небольших клубов в лиге. Чтобы выжить финансово, не стоит раздувать штат сотрудников, порой приходится совмещать спортивные должности с административными. И это, кстати, открыло для меня новые возможности: я глубже вник в процедуры драфта, скаутскую работу. Очень полезный опыт.

- Тогда зачем – спустя три года – вы снова вернулись в университетский хоккей?

- Потому что снова хотелось быть главным тренером, а университет Уилфрида Лорье дал такой шанс. Решение было непростым, но я чувствовал, что за эти годы многому научился, и хотел применить знания в самостоятельной практике.

- А ещё через два года вы впервые отправились работать в Штаты – помощником главного в команду Лиги Восточного побережья из Атлантик Сити.

- Пришла пора перебираться в профессиональную взрослую лигу. Финансово это был не самый выгодный шаг, но на тот момент я ещё не женился, так что мог позволить себе сделать такой выбор.

- В ECHL задержались всего на год, затем была Центральная хоккейная лига – WichitaThunder. Повышения в уровне не случилось, зато снова роль главного тренера.

- Да, я впервые был главным в профессиональном клубе. А параллельно выполнял роль директора по хоккейным операциям, то есть занимался «строительством» команды. Тоже весьма полезный опыт. Именно в тот период я впервые стал отцом – у нас родилась дочь. Что до самой игры, в CHL очень много силовой борьбы, драк и прочих устрашающих действий.

- Не доработав третий сезон в Уичито, вы перешли в Херши – и это было реальным повышением.

- «Вашингтон Кэпиталз» отправили в отставку Глена Хэнлона и «подняли» из Херши Брюса Будро. Бобу Вудзу, ставшему главным в «Медведях», необходим был помощник. Мне выпал шанс.

- В год, когда вы пришли в AHL, команда выступила не очень удачно. Зато уже в следующем сезоне она взяла Кубок Колдера.

- Для меня – пришедшего из скромных лиг – это стало огромным достижением. Приятно было работать с Вудзом и в системе Вашингтона. Они в тот период отлично проявили себя на драфтах, у нас было много перспективных молодых игроков, что в комбинации с несколькими мастеровитыми ветеранами создавало очень хорошую картину. Подобные выигрыши всегда очень памятны.

- В тот год вам очень помог вратарь Семён Варламов. Лучшим бомбардиром команды был Александр Жиру, в защите блистал не только надёжными действиями, но и результативностью, Сами Лепистё, прекрасно знакомый российским болельщикам, в десятке лучших бомбардиров, набирая по пол-очка за игру, был Оскар Осала, через несколько лет так полюбившийся магнитогорской публике… В межсезонье Вудз вместе с Варламовым «поднялись» в главную команду, Лепистё уехал в Финикс, вы стали главным – и снова выиграли Кубок.

- Тот сезон получился великолепным. Мы нечасто проигрывали (60 побед в 80 матчах стали рекордом лиги по количеству выигрышей в регулярном чемпионате – прим. авт.), талантливые молодые ребята отлично дополняли опытных взрослых игроков. Мне очень повезло с той командой. Плей-офф мы также начали здорово, а с настоящим испытанием столкнулись только на старте финальной серии – дважды уступили на своём льду. Но потом отправились в Техас, где выиграли три матча подряд и завершили всё домашней победой. Вот такая была команда – много отличных игроков и прекрасных людей.

- Зато в следующие три сезона команда неизменно вылетала в первом же раунде плей-офф. Что пошло не так?

- Серии были до трёх, а не до четырёх побед. Мы уступали в последнем пятом матче. Иногда между победой и поражением очень тонкая граница, и мы оказывались на неудачной стороне от неё. Однако в тот период мы подготовили несколько очень неплохих ребят для главной команды, которая как раз затевала серьёзный «поход» за Кубком Стенли. Так что свою пользу системе мы принесли, что очень важно. В любом случае, повторюсь, очень приятно работать в такой организации.


- И вот, снова настало время ехать в Европу. Вы были там со времён студенчества?

- Только в 2004-м – в составе штаба канадской сборной до 18 лет на ЮЧМ в Минске (тот чемпионат выиграла сборная России с Худобиным в воротах, Бирюковым и Ибрагимовым в защите, Малкиным и Кулёминым в нападении; канадцы стали только четвёртыми, в полуфинале уступив 2:5 как раз нашей команде – прим. авт.). Но то был короткий турнир.

- А в 2013-м вы переехали надолго. Как решились на этот шаг?

- В системе Вашингтона наступило время перемен. Я стал искать новые возможности. Я – «вечный студент хоккея», постоянно чему-то учусь. Смотрю все чемпионаты мира, другие международные соревнования, вникаю в нюансы тактики, стараюсь понять, где и какие отличия практикуются в стиле игры. Хотел тренировать на максимально возможном уровне, но путей в НХЛ не было, поэтому выбрал КХЛ. Считал, что здесь можно многому научиться. К тому же, была возможность приехать всей семьёй, в 2009-м у нас родился сын.

- С командой «Медвешчак» в её дебютный сезон в КХЛ вы проявили себя очень хорошо. Одержали несколько ярких побед – над «Ак Барсом», ЦСКА, «Металлургом», который через несколько месяцев стал обладателем Кубка Гагарина.

- Мне очень понравилась лига! Когда ты играешь в Северной Америке, все соперники действуют в примерно одинаковом ключе. А здесь были русские тренеры, чешские, финские… Почти каждый матч приходилось сталкиваться с какой-то новой тактикой. Это было очень полезно для меня и моих помощников, по-настоящему мне нравилось. И случилось ещё одно большое открытие. Я уже знал тех российских игроков, которые выступали за океаном, но совершенно не представлял уровень тех, кто там не играл. Мастерство некоторых из них меня просто потрясло. Увидел Мозякина, Зарипова, ряд других… и подумал: «Боже, сколько здесь великолепных игроков»!

- Что было самым трудным?

- Смена часовых поясов. Зато мы побывали в разных городах – жутко интересно. А в игровом плане мне снова очень повезло с составом. Подобрались классные парни во главе с капитаном Джонатаном Чичу. Этот коллектив великолепно реагировал на любые неудачи. Нам могло чего-то не хватать в игре, но мы компенсировали это завидной самоотдачей, настроем и командным духом.

- Хорватия – не самая хоккейная страна.

- Тем удивительнее была атмосфера, которую создали вокруг команды. Большую часть матчей мы играли в арене «Дом Спортова», но несколько встреч в декабре и январе провели в новой «Арене Загреб», где собиралось более 15 тысяч зрителей. Это впечатляло.

- В регулярке вы стали шестыми на Западе, а в плей-офф проиграли будущему финалисту – пражскому «Льву». Приличный результат, вас хотели видеть в команде и дальше, но вы сенсационно расстались с клубом.

- Во-первых, дети вступали в тот возраст, когда им желательно было находиться в более привычной и предсказуемой обстановке. Пресловутая «зона комфорта». Во-вторых, в дебютный сезон какие-то недочёты в работе организации можно воспринимать со скидками – всё прошло вполне прилично. Но у меня не было уверенности, что в следующие годы «Медвешчак» сумеет обеспечить необходимые условия для достойного функционирования клуба и команды.

- Вернувшись в Канаду, вы возглавили команду Западной хоккейной лиги из Калгари. Больших успехов она не добилась.

- Первый год был очень приличным – мы проиграли только в полуфинале. А дальше пошла перестройка, смена поколений. Это характерная возрастная особенность для таких лиг. В следующих двух плей-офф нам попадались просто более опытные и мастеровитые соперники.

- И снова Европа, но не КХЛ, а Швейцария.

- В Калгари была стабильность и размеренность, предложение из Фрибура поступило довольно неожиданно, на семейном совете решили его принять. Во-первых, это снова взрослый уровень, а не юниорский или молодёжный. Во-вторых, если уж уезжать далеко от дома, то в период, пока дети не пошли в старшие классы.

- Швейцария – хорошее место для жизни с семьёй.

- И новые возможности. За два с половиной года, проведённых там, мои дети научились говорить на немецком и французском. Это же здорово! Я вот говорю только на одном языке и, приезжая в Европу, где люди порой знают четыре-пять, чувствую себя не совсем полноценным. Хорошо, что дети в этом плане оказались лучше меня (смеётся).

- И как выступала команда?

- Как раз перед моим приездом она едва не вылетела из главной лиги, но сумела сохранить своё место. Поэтому в мой первый год больших ожиданий не было – и это нам отчасти помогло. Мы провели очень неплохой сезон, однако в плей-офф уступили «Лугано». Считаю, что заслуживали большего, но так, наверное, сказал бы любой тренер проигравшей команды. А вот в следующем году мы не попали в плей-офф, и для меня это – едва ли не самое большое разочарование в карьере. Всякое бывало, но ни разу до этого мои команды не оставались без игр «на вылет». Все ждали улучшения прошлогоднего результата, оно не случилось, и это разочарование перенеслось в следующий сезон, в котором я отработал всего шесть матчей…


- И чем занимались в следующие месяцы?

- Дал себе передышку. «Отсиживался» дома на острове Принца Эдуарда – это самая маленькая провинция Канады. Посвятил время семье, смотрел много хоккея.

- Но затем снова не выдержали.

- Звонок из Питтсбурга был довольно неожиданным – предложили возглавить команду их системы из Лиги Восточного побережья Wheeling Nailers. Думал, стоит ли в это ввязываться, но я люблю тренировать. А тренерская работа такова, что не стоит делать перерывы слишком долгими. Если у тебя больше нет занятия, найди следующее, вернись. И я вернулся. Из-за пандемии было не так много работы вокруг, мы тоже не были уверены, что сыграем сезон – некоторые клубы отказались участвовать.

- И каким в итоге получился сезон?

- Странным. Начали только в середине декабря. «Пингвины», как солидная организация, подписали достаточно игроков, с учётом команды из AHL, недостатка в кадрах у нас не было. Но потом ребята стали заболевать, нам необходимо было восстанавливаться, параллельно болели игроки других команд… Семью, которая поначалу приехала со мной в Питтсбург, пришлось вернуть домой, когда эпидемиологическая ситуация в США стала тревожной – у нас на острове заболевших почти не было. Свободно пересекать границу между Канадой и Штатами уже не получалось, иногда она была попросту закрыта. И я, не дожидаясь окончания сезона, подал в отставку.

- Только из-за семьи?

- Нет. По большей части из-за того, что уже появился шанс вернуться в КХЛ. Посудите сами: сезон в ECHL завершается в июне, а в середине июля мне нужно было оказаться в России. У нас соблюдается строгий двухнедельный карантин, независимо от того, вакцинирован ты или нет. Я просто не успевал бы. Именно потому, что мне нужно было вовремя присоединиться к «Металлургу», пришлось увольняться.

- Кто пригласил вас в Магнитку?

- Илья Воробьёв. Мы были знакомы с ним через Майка Пелино. Со своим первым профессиональным наставником я постоянно поддерживал связь, знал, насколько он уважает тренерский уровень Ильи и уровень организации в «Металлурге». Так что предложение принял с радостью. С городом и клубом успел немного познакомиться ещё в 2013-м, когда приезжал сюда с «Медвешчаком» – Майк ещё тогда провёл для меня небольшую экскурсию. А сейчас снова убедился, насколько хорошо здесь организован процесс. Условия для тренировок, оборудование, забота о команде – всё это впечатляет.


- Какова будет ваша роль в команде?

- Я буду помогать Илье во всех аспектах. Возможно, с чуть большим уклоном в сторону атаки, ведь Виктор (Игнатьев) более искушён в работе с защитой.

- А в чём ваша хоккейная философия?

- Она по большей части совпадает с философией нашего главного тренера. Современная игра очень зависит от владения шайбой – и в этом смысле она заметно изменилась за последние годы. Обратите внимание, как играет та же «Тампа» – обладатель двух Кубков Стенли подряд: «У нас есть шайба, и мы не хотим её отдавать! А если вдруг потеряли, будем действовать максимально агрессивно, чтобы поскорее её вернуть». По тем беседам, что мы вели с Ильёй Воробьёвым перед моим приездом, я понял, что он стремится максимально использовать лучшие качества каждого – техническую оснащённость, игровой интеллект. Но, при наличии индивидуального мастерства, в игре должна быть определённая структура и система, важны слаженные командные действия.

- Время «маленьких» вопросов. Какую еду предпочитаете?

- Это может показаться странным, но я не ем морепродукты, хотя и живу в том месте, где их очень много – лобстеров и прочего. Никакой аллергии, просто не любитель. Предпочту хороший стейк с картошкой.

- Напитки?

- Не откажусь от бокала красного вина – в подходящее время в подходящем месте.

- Музыка?

- Кантри. Всегда любил этот стиль.

- Вы наверняка в курсе, что после нескольких удачных сезонов – двух Кубков Гагарина и ещё одного финала – результаты команды в последние годы были не самыми яркими в силу различных объективных причин. Так что ожидания болельщиков высоки, и это – серьёзный вызов для игроков и тренерского штаба.

- По мне, лучшие обстоятельства для работы – как раз высокие ожидания. Когда они есть, у тебя появляется мотивация и шанс выиграть. Если игрок или тренер – боец по натуре, ему нужны эти ожидания. И его собственные внутренние ожидания совпадают с теми, что идут извне, а то и вовсе превосходят их.


0 комментариев
Написать комментарий
Другие новости клуба

Партнёры клуба