Вход для болельщиков
Сайт ХК «Стальные Лисы»

Новости клуба

Архив новостей

0
23 мая 2020 Спорт-Экспресс
224

«Если он протянет мне руку — пожму. Если бросится в драку — отвечу». Редкое интервью тренера Разина


Тренер Андрей Разин редко дает интервью, но его высказывания по-прежнему остры. Он рассказал о сезоне в «Северстали», возможной замене на Назарова, конфликтах с игроками и многом другом.

Почему «Северсталь» без генменеджера

— «Северсталь» этой весной удивила. В клубе теперь нет генерального менеджера, а его обязанности разделены на всех. Странно слышать о таком в 2020 году.

— Вопрос о генеральном менеджере долго обсуждался. Изначально у нас было много кандидатов на эту должность, я со своей стороны рекомендовал одного человека, но, к сожалению, он отказался. И после этого руководство «Северстали» приняло решение, что у нас будет коллегиальное обсуждение по каждому игроку.

— Странно все это.

— Но для меня — это хорошая ситуация.

— Чем?

— Команда будет комплектоваться игроками, которые мне нужны. Еще один момент — я точно знаю финансовые возможности клуба и буду от них отталкиваться. В прошлом сезоне все было не так.

— И как это мешало?

— В середине чемпионата у меня в какой-то момент осталось два с половиной центральных нападающих. Срочно нужно был кого-то брать, а денег на них не было. Я даже не был в курсе, есть ли средства на игроков, нет ли их. Тогда, кстати, никаких движений не было.

— Это вопрос коммуникации. Но минусов гораздо больше.

— Минусы и я вижу. Например, не будет помощи со стороны. Я считаю, что генеральный менеджер должен быть уважаемым человеком, авторитетом для хоккеистов, способный в нужный момент провести правильную беседу. Будь у нас генеральный менеджер, например, Алексей Жамнов, я бы вообще не беспокоился. Но если у тебя человек, который не обладает авторитетом среди игроков, то он скорее мешается.

— Почему?

— Знаете, хоккеисты такие люди, что им иногда очень трудно посмотреть на себя со стороны. Если у них что-то не получается, то они готовы обвинить кого угодно в этом, например, тренера. Бывало такое, что игрок звонил и жаловался своему агенту, тот набирал генерального менеджера и все это мне возвращалось. Сейчас такие ситуации исключены.

— Мне кажется, что проблем будет гораздо больше. Например, генеральный менеджер должен быть доступен 24 часа. Вы же во время тренировки или во время матча не будете стоять с телефоном. И это только первое, что пришло в голову. Вы так и без точильщика можете остаться, а пусть хоккеисты сами коньками занимаются.

— Согласен с тем, что проблемы неизбежны и иногда работа генерального менеджера и тренера пересекается. Ну что же делать, будем справляться. Это лишняя нагрузка, но она не такая уж и огромная. Когда работал в «Ижстали», то там у меня был помощник и тренер по физической подготовке. И все, больше никого не было.

— «Ижсталь» и команда КХЛ — в разных вселенных.

— Я понимаю, тем не менее, у меня есть очень хороший опыт решать несколько важных и серьезных проблем одновременно. Тогда приходилось даже разрабатывать логистику, чтобы у нас хватило времени вовремя приехать на матч. Пройдя ту школу, мне теперь ничего не страшно. Уж время на то, чтобы поговорить с агентом или генеральным менеджером мне хватит.

— Вы знали, что вас едва не сменил Андрей Назаров на посту главного тренера. Вроде бы, он уже ехал в Череповец, но ему пришлось в последний момент сдать билет. История такая: один из руководителей клуба утром приехал на стадион, никого не предупреждая, встретился хоккеиста и спросил: «Ну как тебе с Разиным работается?». Тот ответил: «Нормально». И решено было оставить все, как есть. Вам бы узнать, что за хоккеиста встретили и поблагодарить его.

— Я слышал такую историю, но не могу утверждать, что она правдива. Переговоры о новом контракте были, знаю, что я был не единственным кандидатом, но это нормальная и здоровая ситуация. Сейчас в КХЛ 23 команды, если вычесть иностранные клубы, то рабочих мест не так и много и потому среди тренеров жесткая, точнее жесточайшая конкуренция. Я прекрасно знал, что проходили собеседования с другими кандидатами и относился к этому спокойно. Даже слышал, что в день матча приезжал человек, якобы принимать клуб.

— И как вы?

— Нормально. Я стал сильней. И, в конце концов, руководство именно мне предложило подписать новый контракт.

Эмоции Андрея Разина. Фото ХК «Северсталь»
Эмоции Андрея Разина. Фото ХК «Северсталь»

Скандалы с игроками

— В прошлом году сезоне был громкий скандал, когда хоккеист клуба Евгений Лапенков покинул «Северсталь» и дал откровенное интервью, в котором обвинил вас. Как вы к этому отнеслись?

— Если бы это произошло пару лет назад, то я бы рвал и метал. Сейчас же... Ну, обиделся парень, бывает. Правда, все равно один момент покоробил. Год назад Евгений Лапенков не был нужен никому. Он был долгое время без работы, у него не было вариантов. Ко мне подошел генеральный менеджер и предложил вариант с Евгением, а я согласился, так как работал с форвардом в «Югре». И если поначалу все было достаточно неплохо, то в прошлом сезоне он явно не тянул. Я еще раз повторю: не все хоккеисты способны спросить с себя.

— Он перестал попадать в состав.

— Да. И клубу понадобились деньги, чтобы взять хоккеиста, который бы усилил. Перед поездкой я поговорил с Евгением предельно честно. Сказал, что у него последний шанс проявить себя. Расстались мы с ним после игры во Владивостоке, а он вспомнил игру с «Салаватом Юлаевым», когда в раздевалке и прошло то знаменитое собрание.

— На котором вы якобы нецензурно выражались и угрожали хоккеистам?

— Там было совсем не так, как говорил Евгений. Ну да, ладно. Я желаю успеха Лапенкову. Он прекрасный семьянин, у него четверо детей. Земля круглая, возможно, когда-нибудь мы и встретимся.

— Если вы его увидите, то что будет?

— Даже не думал об этом. Если он протянет мне руку — пожму. Если он бросится в драку — отвечу. Но сам ничего предпринимать не буду, наверное. Уверен, что Евгений еще мне позвонит и извинится за свои слова.

— Но ведь и было некое анонимное письмо игроков «Северстали». Правда, когда я звонил хоккеистам и предлагал подтвердить слова, все отказались.

— Не могу ничего сказать про это письмо. Меня другой момент удивлял. Мы в тренерской о чем-то поговорим, никакого решения не примем, но поднимем важную тему. И на следующий день откуда-то про это узнавали в одной из групп болельщиков в интернете. Откуда? Как? Так и с этим письмом. Никто не знает, откуда оно появилось, кто его вообще подписал.

— Так спросили бы.

— Я во всех ребятах в команде уверен. Сейчас нашу команду покинули Богдан Якимов и Илья Хохлов. Теперь они никак не зависят от меня, им ничего не угрожает. Позвоните и спросите про это письмо, про мои отношения с хоккеистами, про ситуацию в раздевалке.

Интервью мне вредили

— Но бокс был?

— Был. Расскажу, как это все пришло. Пока я был безработный, то в какой-то момент стал слишком быстро набирать вес. Понял, что это никуда не годится и стал ходить тренироваться в спортивный комплекс в Екатеринбурге. Там увидел боксерский зал, меня узнал тренер, очень молодой человек, мы разговорились и он пригласил на тренировку. Говорю, ну куда мне в 44 года боксом заниматься, а он отвечает, что к нему и в 50 приходят, ничего страшного. И я просто распробовал этот вид спорта, понял, сколько в нем полезного. Мы же боксом на сборах заменяли какую-то подготовку на земле. Это и реакция, и координация, и нагрузка на руки серьезная.

— Но дрались с ребятами?

— Пришлю вам видео, и вы оцените, что это за бой. Там вокруг все стоят, им интересно. Спарринги в полной защите, есть определенные правила.

— Вы после неудачных матчей бои устраивали?

— Да что вы! Это было либо во время предсезонных сборов, либо во время паузы в турнире. Тут и психологический момент, определенная разрядка для игроков.

— Но вы же не будете отрицать, что ваше общение с хоккеистами все-таки не слишком корректное. Да, для «Северстали» это, возможно, нормально, но вы же не все время будете работать в таких командах. А в большой клуб не позовут. Скажут, а он некорректно с хоккеистами разговаривает.

— Для всех я не могу быть идеальным. Да, где-то я могу сказать жестко. Но, понимаете, я сейчас работаю в таких реалиях, что иногда от хоккеиста можно чего-то добиться только жестким словом. В этом сезоне постараюсь сделать так, чтобы у хоккеистов был другой стимул отлично выполнять свою работу. Прежде всего, финансовый. Но вот вы говорите про жесткое общение. Думаете, у того же Олега Знарка манера общения другая?

— Нет, и потому он не работает в топ-клубе.

— Не согласен, что из-за этого. Но вообще я так считаю: на меня повесили ярлык и теперь трудно от него избавиться. Уже были такие случаи в жизни, когда один из тренеров сказал: «Разин — не игрок для сборной». И не приглашали в национальную команду до 27 лет. Сейчас у меня вот такой ярлык.

— Евгений ЛапенковЯкуб Коварж не согласны.

— Да, есть какие-то случаи. Опять же с тем же Коваржем конфликт был на почве того, что я заставлял его тренироваться, а он не хотел.

— Ситуация с Голышевым.

— О, а там-то что? С Анатолием у меня прекрасные отношения и при мне он показывал лучший хоккей в своей карьере.

— Да много историй о том, как вы с ним разговаривали, как общались с другими хоккеистами.

— Вы меня с Голышевым очень сильно удивили. Когда мы с ним конфликтовали? Он, как-то увидев меня на улице в Екатеринбурге, остановился по середине дороги, чтобы поздороваться. Но я признаю, что были какие-то моменты в прошлом. Но я расту, я тоже меняюсь. Однако ярлык уже есть и придется потратить много времени, чтобы от него избавиться. В частности, я вообще прекратил давать интервью.

— Плохо.

— Да просто мои интервью вредили. Старался говорить красиво, интересно, а все это оборачивалось против меня. Лучше, думаю, ограничусь пресс-конференциями, на которых я себя, впрочем, держу в руках. Больше никаких громких заявлений.

— Немного жаль.

— При этом несмотря на ярлык, есть спортивные результаты. Знаете, я думал, что конец моей карьеры наступил после той знаменитой драки в ВХЛ, когда мы сцепились с Алексеем Ждахиным. Пришел в раздевалку и думаю: «Ну все, потренировал, больше никуда не возьмут. А на самом деле именно из-за этой потасовки меня и пригласили в КХЛ.

— Как так?

— В Екатеринбурге владелец клуба узнал и понял, что ему нужен именно такой человек. Я единственный тренер, который начал свою карьеру в КХЛ не на скамейке, так как был дисквалифицирован Высшей лигой. Но за свои спортивные результаты мне никогда не было стыдно. С «Автомобилистом» мы попали в плей-офф с седьмого места, хотя бюджет клуба был тогда меньше, чем сейчас у «Северстали». Хороший результат был в Саратове с «Кристаллом», в Ижевске. Думаю, что и в Череповце результат будет.

К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль