Официальное заявление Хоккейного Клуба Металлург Магнитогорск Сегодня - 25-й тур

Материалы по делу Евгения Малкина, которые будут зачитаны сегодня на суде в Нью-Йорке

Сегодня в суде Нью-Йорка начнутся слушания по "делу Малкина". Накануне на официальном сайте болельщиков "Питтсбурга" (www.letsgopens.com) сенсационно были опубликованы уникальные документы, которые будут рассмотрены в ходе процесса. Никогда, например, в прессе не публиковался личный контракт хоккеиста суперлиги со всеми цифрами зарплаты и премий. К делу приложено то самое заявление, которое Малкин отправил по факсу в офис "Металлурга", и генеральный директор клуба Геннадий Величкин его выкинул, засомневавшись в подлинности документа.

Свидетельское заявление Малкина приводится дословно, но выборочно – особенно интересной нам показалась та часть, в которой Евгений рассказывает о ночных переговорах с руководителями "Магнитки"…

КОНТРАКТ МАЛКИНА С "МЕТАЛЛУРГОМ"

Индивидуальное соглашение к контракту профессионального хоккеиста было заключено между генеральным директором клуба Геннадием Величкиным и Евгением Малкиным.

"I. Клуб обязуется

1. Сумма контракта игрока – 900 тысяч долларов США.

3. Премиальные за игры чемпионата России без плей-офф. Если команда в игре набирает три очка, то игроку выплачивается $3 тыс.; два очка – $2 тыс.; одно – $1 тыс.

4. Премиальные за результаты плей-офф. Если команда по итогам плей-офф занимает 1-е место, то игроку выплачивается $120 тыс.; 2-е место – $100 тыс.; 3-е место – $80 тыс.

Дополнительные условия. По системе "гол+пас" игроку выплачивается по $1 тыс. за каждое набранное очко. Если игрок в команде занимает 1-е место по системе "гол+пас", то ему выплачивается $25 тыс., 2-е место – $20 тыс., 3-е место – $15 тыс. Если игрок в ПХЛ занимает 1-е место, ему выплачивается $25 тыс., 2-е место – $20 тыс., 3-е место – $15 тыс.

ХК "Металлург" не будет препятствовать в дальнейшем выбору игроком своей карьеры, но будет учитывать наличие контракта с игроком до 2008 года и возможность его переуступки по взаимной договоренности.

II. Игрок обязуется

1. Сохранять хорошую физическую форму.

2. Соблюдать спортивный режим.

2.1. Отсутствие на тренировке (по неуважительной причине) – штраф $1 тыс.

2.2. Появление в нетрезвом виде на тренировку или перед игрой, а также в общественном месте – штраф $2 тыс.".

Примечание "СС": Контракт приводится с минимальными сокращениями. Нетрудно подсчитать, что в прошлом сезоне Малкин заработал:

базовая зарплата – $900 тыс.;

премия за очки "Металлурга" в регулярном чемпионате – $127 тыс.;

премия за третье место "Металлурга" в плей-офф – $80 тыс.;

премия за очки в списке бомбардиров – $62 тыс.;

премия за первое место в списке клубных бомбардиров и второе в суперлиге – $25 тыс. + $20 тыс.

ИТОГО: $1 214 тыс. (без учета 13%-го налога и возможных штрафов).

Для сравнения, "Питтсбург" в сезоне-2006/07 предложил Малкину базовую зарплату в $984,2 тыс., которая с учетом всех выполненных премий может достигнуть $2 850 тыс. (без учета налога, который может достигать 40%).


СВИДЕТЕЛЬСКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ЕВГЕНИЯ МАЛКИНА

(Переведено с английского переводчицей Дженнифер Камара)

Я, Евгений Малкин, заявляю о нижеследующем:

1. Я являюсь профессиональным хоккеистом, в настоящее время играющим по контракту за команду "Питтсбург Пингвинз" ("Пингвинз") Национальной хоккейной лиги ("НХЛ"). Я подаю настоящее заявление в опровержение ходатайства моего бывшего хоккейного клуба в России, "Металлург-Магнитогорск" ("Металлург"), о выдаче предварительного судебного запрета, согласно которому мне воспрещается играть в хоккей за "Пингвинз" в сезоне НХЛ 2006–2007 гг.

...

9. Я сообщил г-ну Михену (бывший агент Малкина. – Прим. ред.) о своем желании играть за команду "Пингвинз" в предстоящем сезоне НХЛ 2006–2007 гг. Я объяснил г-ну Михену, что до этого получил от "Металлурга" обещание, что смогу уйти из клуба по окончании сезона 2005–2006 гг., но что теперь "Металлург" отказывается сдержать свое обещание.

10. Г-н Михен объяснил мне, что по российским законам у меня есть право аннулировать мой контракт с "Металлургом". Г-н Михен составил и представил мне на подпись письмо, в котором я сообщал "Металлургу", что через две недели разрываю свой контракт с "Металлургом". Письмо перевели для меня, я понял его содержание и значение. Я подписал это письмо.

11. В июне 2006 г. или примерно в это время г-н Михен факсом отправил уведомление г-ну Величкину, генеральному менеджеру "Металлурга". Я понимал, что через две недели не буду связан контрактными обязательствами с "Металлургом".

12. После того, как г-н Величкин получил мое уведомление, меня вызвали на встречу с ним в его кабинете, который находится в помещении хоккейной арены "Металлурга". На этой встрече присутствовали я, г-н Величкин и помощник г-на Величкина, г-н Куприянов. Когда я прибыл, г-н Величкин показал мне мое заявление об увольнении и спросил, известно ли мне о существовании этого заявления. Я подтвердил, что это мое заявление об увольнении и что я расторгаю свой контракт с "Металлургом". Г-н Величкин сказал, что не позволит мне уволиться из "Металлурга", и подчеркнул, что собирается проигнорировать уведомление. Он разорвал письмо на мелкие куски и бросил их в урну в своем кабинете. Г-н Величкин завершил встречу, приказав мне содержать эту встречу в строгой тайне и никому не рассказывать о том, что он уничтожил мое заявление об увольнении. Я подчинился приказу г-на Величкина и поэтому в то время никому не рассказал ни об этой встрече, ни о поведении г-на Величкина.

13. После встречи, начиная с середины июля до 7 августа, меня регулярно просили встретиться с г-ном Величкиным и его помощником у него в кабинете. Эти встречи происходили почти ежедневно в течение примерно двух недель, одна за другой. На каждой из них обсуждались те же темы, включая мое увольнение из "Металлурга" и необходимость подписания мной нового контракта с "Металлургом". Многократно повторяясь, г-н Величкин говорил мне, что "Металлург" воспитал меня и что я перед этой командой в долгу. Г-н Величкин сказал, что, если я хочу покинуть "Металлург", команда "Пингвинз" должна вести об этом переговоры непосредственно с "Металлургом". Во время одной из таких бесед г-н Величкин сказал, что я смогу покинуть Магнитогорск, только если "Пингвинз" заплатит "Металлургу" два миллиона долларов.

14. В каждой беседе я давал один и тот же ответ г-ну Величкину. Я объяснял ему, что не желаю подписывать новый контракт с "Металлургом", поскольку я уже уволился и намерен играть в НХЛ за команду "Пингвинз" в сезоне 2006–2007 гг. Г-н Величкин отказался принять мое решение или сдержать данное мне обещание. Наоборот, он и далее оказывал на меня давление посредством ежедневных встреч и телефонных звонков, пытаясь убедить меня передумать.

15. Когда эти ежедневные беседы с г-ном Величкиным только начинались после той встречи, во время которой г-н Величкин уничтожил мое заявление об увольнении, меня все еще представлял г-н Михен.. Но в начале августа я разорвал свои отношения с г-ном Михеном и нанял в качестве агентов г-на Барри и г-на Бриссона. Российский представитель их фирмы, Геннадий Ушаков ("г-н Ушаков"), присутствовал на некоторых встречах с г-ном Величкиным.

16. Вскоре была запланирована встреча с г-ном Величкиным и Виктором Рашниковым, президентом "Металлурга" ("г-н Рашников"). Я полагал, что если я объясню лично г-ну Рашникову, как велико мое желание играть в НХЛ и что г-н Величкин обещал отпустить меня из "Металлурга" после сезона 2005–2006 гг., он согласится на мой уход, а "Металлург" прекратит оказывать давление, чтобы я остался и играл за них еще один сезон. Мне не хотелось уходить из "Металлурга" со скандалом. Мой агент г-н Барри настоятельно уговаривал меня не идти на эту встречу. Он выражал обеспокоенность тем, что встреча может плохо закончиться и меня заставят подписать новый контракт с "Металлургом". Г-н Рашников очень влиятельный человек. Я не прислушался к совету своего агента.

17. Вечером 6 августа я встретился с г-ном Рашниковым, г-ном Величкиным и помощником г-на Величкина, г-ном Куприяновым в одном из офисов г-на Рашникова, находящемся примерно в тридцати минутах езды от Магнитогорска. На эту встречу меня сопровождали моя мать и отец, а также г-н Ушаков, российский представитель моих агентов.

18. Встреча началась примерно в 21.00. Последующие полтора часа г-н Величкин и г-н Рашников постоянно повторяли, что ожидают от меня подписания нового контракта с "Металлургом". Они сказали, что между НХЛ и Федерацией хоккея России не существует соглашения о выплате компенсации за переход игроков и что "Металлург" заслуживает такую компенсацию в случае моего ухода. Они сказали, что предлагают мне одногодичный контракт на 3 миллиона долларов США за то, чтобы я остался играть в "Металлурге", хотя по моему старому контракту мне еще оставалось два года. Я сказал им о своем нежелании подписывать новый контракт с "Металлургом". В сезоне 2006–2007 гг. я хотел играть за команду "Пингвинз" в НХЛ.

19. Г-н Величкин и г-н Рашников неоднократно требовали от меня подписать новый контракт, который они мне предлагали. Они сказали, что если я не подпишу новый контракт, никто в Магнитогорске не захочет со мной говорить, а я так жить не хотел. Г-н Куприянов тогда сказал, что они могли сделать так, чтобы меня призвали на действительную срочную службу в Российскую армию, но не сделали этого. Я понимал, что г-н Куприянов показывал, насколько влиятелен клуб и что мне могут сделать, если я не подпишу новый контракт. Другие российские хоккейные команды нашли пути организовать призыв игроков, пожелавших уехать в НХЛ, в Российскую армию.

20. Примерно в 22.30 мы с родителями попросили сделать перерыв, чтобы посовещаться. Я сказал родителям и г-ну Ушакову, что контракт я не подпишу. Г-н Величкин пообещал мне, что я смогу реализовать свою мечту играть в НХЛ, и это по-прежнему было моей мечтой. Мои родители одобрили мое решение. Мы вернулись на встречу, и моя мать поблагодарила г-на Величкина и г-на Рашникова за время, которое они нам уделили, и сообщила им о моем окончательном решении не подписывать новый контракт с "Металлургом". Г-н Рашников очень расстроился, поднялся со своего места и вылетел из комнаты.

21. После встречи мы с родителями и г-ном Ушаковым вышли на улицу, чтобы уехать на машине домой. Г-н Величкин и его помощник г-н Куприянов вышли за нами из здания. Г-н Величкин подошел к нам, встал перед нашей машиной и спросил, как я посмел отказать г-ну Рашникову. Г-н Величкин сказал, что г-ну Рашникову не отказывают. Г-н Величкин добавил, что г-н Рашников очень сердит на меня за отказ подписать новый контракт. В течение примерно сорока пяти минут, пока мы стояли на улице возле нашей машины, г-н Величкин и г-н Куприянов неоднократно требовали от меня подписать новый контракт.

22. Через сорок пять минут мы сказали г-ну Величкину и г-ну Куприянову, что уезжаем домой к моим родителям. Г-н Величкин сказал, что он тоже поедет домой к моим родителям, потому что там я все-таки подпишу контракт. Мои родственники и я пытались отговорить г-на Величкина от того, чтобы ехать к нам домой. Мы повторяли ему, что уже очень поздно и что ему нет смысла ехать с нами, поскольку я принял свое решение. Г-н Величкин отказывался слушать. Он продолжал повторять, что мне самое время подписать контракт и что контракт должен быть подписан. Наконец мы сели в машину, чтобы уехать. Г-н Величкин и его помощник г-н Куприянов сели в свою машину и последовали за нами к дому моих родителей, находящемуся примерно в тридцати минутах езды.. По дороге домой мы с родителями почти не разговаривали, потому что слишком устали и были психически истощены.

23. Когда мы вернулись домой, было около полуночи. Я чрезвычайно устал и не хотел больше общаться с г-ном Величкиным. Я не понимал, почему он все еще требует от меня подписать новый контракт в то время, как обещал отпустить меня играть за "Пингвинз" в сезоне 2006–2007 гг., если я сыграю за "Металлург" в сезоне 2005–2006 гг., и после того как я неоднократно отказывался подписывать новый контракт с "Металлургом". Г-н Величкин говорил с нами на улице еще двадцать-тридцать минут, а потом сказал, чтобы его впустили в дом. Мы с родителями не хотели впускать его, но не нашли возможности ему отказать.

24. Уже в доме г-н Величкин повторял, что я должен подписать новый контракт. Он сказал, что поскольку Россия не подписала с НХЛ соглашения о трансферте, "Металлург" не получит никакой компенсации от НХЛ за мой уход. Г-н Величкин сказал, что "Металлург" не может отпустить меня без компенсации и что по политическим мотивам "Металлургу" было необходимо оказывать давление на НХЛ. Он сказал, что я поставил его в неудобное положение перед г-ном Рашниковым.

25. Находясь в доме моих родителей, г-н Величкин продолжал оказывать на меня давление еще несколько часов, часто повышая голос. Иногда г-н Величкин и г-н Куприянов беседовали с нами по отдельности: один — с моими родителями, другой — со мной. Они не желали уходить из нашего дома. Примерно в 2.30 ночи я сказал, что совещание необходимо продолжить на следующий день, что уже слишком поздно и что я очень устал. Г-н Величкин отказался уходить до тех пор, пока я не подпишу новый контракт.

26. Мне было очевидно, что г-н Величкин не собирался прекращать преследовать меня и оказывать на меня давление до тех пор, пока я не подпишу новый контракт. Уже было далеко за полночь, мы с родителями очень устали, и я думал, что г-н Величкин уйдет из дома моих родителей только тогда, когда я подпишу контракт. После двух недель ежедневных встреч и телефонных звонков, во время которых меня пытались заставить подписать новый контракт с "Металлургом", а также после пяти часов, проведенных тем вечером в компании г-на Величкина, постоянно настаивавшего и кричавшего, что я должен подписать контракт, я уже не мог этого больше вынести. Я был психически и физически истощен и только хотел, чтобы г-н Величкин и г-н Куприянов оставили меня и мою семью в покое. Примерно в 2.30 утра 7 августа я подписал новый одногодичный контракт с "Металлургом".

27. Я был очень расстроен во время и после подписания этого контракта. Подписав его, я отправил г-ну Куприянову текстовое сообщение, в котором говорилось: "Этой ночью вы убили мою мечту".

28. На следующее утро я позвонил своему агенту, г-ну Барри, и сообщил ему о том, что случилось ночью. Я объяснил г-ну Барри, что не хотел подписывать контракт с "Металлургом". Я попросил у г-на Барри помощи. Г-н Барри пообещал помочь мне юридически оформить расторжение этого нового контракта и согласился помочь мне выехать из России и прибыть в Соединенные Штаты Америки, чтобы играть в НХЛ.

29. Позже утром 7 августа меня попросили встретиться с г-ном Величкиным в его офисе на хоккейном ринге (имеется в виду арена. – Прим. ред.). Накануне ночью я спал очень мало. Когда я пришел в кабинет г-на Величкина, он приказал мне подписать два дополнительных экземпляра контракта. Хотя у меня все так же не было намерения играть за "Металлург" в сезоне 2006-2007 гг., я подписал эти экземпляры, руководствуясь советом г-на Барри не возражать против подписания дополнительных экземпляров контракта. Г-н Барри беспокоился, чтобы "Металлург" не изъял каким-нибудь образом мой заграничный паспорт. Это бы не позволило мне покинуть территорию России. Подписав новый контракт, я в то же время был полон решимости предпринять все необходимые меры по юридическому расторжению контракта.

...

Я заявляю под страхом наказания за лжесвидетельство, что все вышеуказанное верно и соответствует действительности. Составлено 2 ноября 2006 г.

Евгений Малкин

0 комментариев
Написать комментарий
Другие новости клуба

Партнёры клуба