Вход для болельщиков
Сайт ХК «Стальные Лисы»

Новости клуба

Архив новостей

0
15 января 2020 Пресс - служба ХК "Металлург"
2541

Максим Матушкин: «Нельзя отказываться, когда такой клуб, как «Металлург», предлагает тебе контракт»

Дорогие друзья! Специально к новому, 2020 году магнитогорский «Металлург» традиционно подготовил выпуск новогоднего клубного журнала. Последние экземпляры нашли своих владельцев и теперь мы выкладываем весь журнал в PDF-версии (посмотреть можно здесь), а также отдельно представляем вашему вниманию интервью с Максимом Матушкиным. А в самом журнале можно найти очень интересный исторический экскурс к первым хоккейным шагам Магнитогорска, итоги 2019 года в цифрах и фактах, интервью с Ильей Воробьёвым, Юрием Пановым, Денисом Платоновым и Артемом Ромашовым, а также многое другое.  

***

Летом 2018 года Максим Матушкин решил покинуть размеренную Европу и проверить себя на уровне Континентальной лиги. Дебютный «российский челлендж» защитник прошёл успешно: 22 (6+16) очка в 68 матчах при показателе полезности «+14». В сезоне нынешнем Матушкин продолжает результативно помогать команде в атаке. Звание лучшего бомбардира-защитника октября говорит само за себя. В этом интервью Максим рассказал о переезде в Швецию, первых шагах в хоккее, выступлении за сборную «тре крунур» и переходе в магнитогорский «Металлург».


— Когда мне было три года, папе поступило предложение из Швеции. Он сперва сам туда поехал, а потом уже забрал меня и маму. С тех пор они так и живут в Швеции. (Отец Максима — Игорь Матушкин — воспитанник челябинского хоккея. В 1993 году заключил контракт со шведским клубом «Боденс», прим. автора.)

— Не было проблем с изучением шведского языка?

— Знаете, когда тебе три года, ты быстро учишься новому языку. В Швеции я ходил в садик, потом в школу, у меня появлялись друзья. Так что, для меня больших проблем с изучением языка не было. В таком возрасте быстро схватываешь новую информацию. Наверное, больше с этим столкнулись родители. Им было куда труднее, чем мне. Учили язык в том числе и с репетиторами. А русский я знаю потому, что с родителями всегда разговаривал.

— Получается, первые шаги в хоккее вы делали уже на шведском льду?

— Я думаю, папа и в Челябинске пробовал меня ставить на коньки. Я в то время часто находился вокруг дворцов, ведь папа – хоккеист. И у меня в детстве была мечта стать хоккеистом. Но начал заниматься именно в Швеции.

— То есть, желание пойти в хоккей больше исходило от вас, а не от папы?

— Да, верно. Отец меня никогда не заставлял. Он, наоборот, хотел, чтобы всё шло от меня. Конечно, он всегда помогал, если я что-то спрашивал. Помню, в первое время были и досадные моменты. Поедешь, упадёшь, ударишься — не так классно. Но мама и папа меня всегда поддерживали. Семья у нас спортивная: мама фигурным катанием занималась, папа — хоккеист. Для меня это был простой выбор.

— Как в детской школе встречали парня из России, который приехал заниматься хоккеем в Швецию?

— Всех подробностей я, конечно, не вспомню сейчас. Когда я начал заниматься в хоккейной школе, уже знал шведский язык, и поэтому особых трудностей и не было. Всё было отлично.

Вообще, я в школу ходил с ребятами на год старше. Из-за этого я и в хоккей играл с парнями на год старше — с 1989 годом. Селекция в Швеции начинается в 18 лет, когда уже набирают команду. До этого играют все, у кого есть желание, у кого получается. А в 18 лет уже встаёт вопрос — попадёшь в команду или нет. Тогда уже ясно, есть ли шансы играть в хоккей на профессиональном уровне. Если честно, в памяти особых моментов из детской школы нет. Просто мне всегда нравилось играть в хоккей. Наверное, это мой главный интерес, и именно поэтому я и сейчас играю. Так что, игра давала мне только позитивные эмоции.

— Сами решили стать защитником?

— Я в защите начал играть, когда мне было 16 лет. До этого — нападающим был.

— С чем была связана смена амплуа?

— У нас в команде было много травм. Тренер тогда у меня спросил: «Хотел ли я попробовать сыграть в защите?». Я попробовал и получилось нормально. После этого я пару недель отыграл в обороне. Мне понравилось. Тренер предложил остаться в этом амплуа, и с того момента я играю в защите. Наверное, это всё из-за того, что я в большинстве выходил четвёртым нападающим на синей линии. Так что, достаточно поздно перешёл из нападения в защиту.

— Наверное, это и стало причиной вашего атакующий стиля игры?

— Наверное (улыбается).

— У вас уже на молодёжном уровне была отличная статистика для защитника. Тренерский штаб не ругал за излишние подключения к атаке?

— Бывало и такое (улыбается). Но позитива было всё-таки больше. У нас была отличная организация в «Бьёрклёвене», где провёл большую часть карьеры на молодёжном уровне. Тренеры очень хорошие. Старались учить, что хорошо, что плохо, что нужно по-другому делать.

— В целом, в шведском хоккее защитнику даётся больше свободы для атакующих действий?

— Первостепенно, конечно, ставится задача чётко сыграть в своей зоне. Это основное для каждого защитника. Но во всей шведской системе делается упор на игру с шайбой. Они стараются вводить это с детской школы: владение шайбой, подключения, раскаты. Думаю, из-за это давали возможность помогать и в атаке тоже.


— Вы ведь даже сыграли несколько матчей за национальную сборную Швеции до 19 лет…

— У меня шведский паспорт. Появилась возможность сыграть за сборную — я согласился.

— В той сборной играл и ваш нынешний одноклубник Деннис Расмуссен. Когда встретились в «Металлурге», вспоминали то время?

— Да, но это уже давно было (улыбается). Мы знали друг друга и разговаривали до подписания контрактов с «Магниткой». Знаете, всё равно чуть легче адаптироваться в новом коллективе, когда кого-то уже знаешь.

— Когда уже перешли на взрослый уровень в Швеции, не было желания продолжить карьеру в России?

— Знаете, небольшое желание было. Но в таком возрасте ты должен быть готовым к новому хоккею. Если бы я приехал молодым в Россию, было бы чуть сложнее. Ведь я всю жизнь играл в Швеции. Здесь и хоккей другой, и культура. Когда приезжаешь в другую страну и у тебя вдруг не идёт игра, тебе будет непросто, особенно, в возрасте 18–19 лет. Многие, например, уезжают в Америку, а потом возвращаются. Обстоятельства у всех разные, конечно. Но я лично думаю, что я на тот момент был не готов и в плане хоккея, и ментально, и в плане возраста. Да и предложений не было от российских клубов.

— А после Драфта юниоров в 2009 году новокузнецкий «Металлург» с вами не связывался?

— Да, меня тогда выбрали на Драфте, но контракт они мне не предложили. Так что, предложений не поступало.

— Спустя 10 сезонах в шведских лигах в 2016 году вы переехали в Словакию в клуб «Банска-Бистрица». С чем был связан тот переход?

— У меня появились небольшие проблемы в «Карлскруне», где я выступал последний сезон. Они хотели выкупить мой контракт. Из-за этого был длинный процесс, и только в конце августа мы нашли обоюдное решение с командой. К тому времени все клубы были укомплектованы, а я хотел играть в хоккей. В «Банска-Бистрица» выступал мой друг, и им тогда нужен был защитник. Честно, хотелось уже попробовать что-то другое. Поэтому поехал в Словакию на время.

— Но ведь тот сезон вы до конца не доиграли…

— Да, мне поступило предложение из финского клуба «Эссят», которое было предпочтительнее.


— В чём главное отличие шведского и финского чемпионатов?

— Разница в самом хоккее. Во-первых, отличия в площадках. В Швеции — европейские, а в Финляндии — площадки чуть меньше (финские). Мы и сейчас в КХЛ видим абсолютно другой хоккей, когда ты играешь на большой европейской «коробке» или на финской, например. Хоккей в Финляндии чуть динамичнее, а в Швеции — приходиться больше кататься, больше играть с шайбой.

— Сложно было перестраиваться после перехода в «Эссят»?

— Поначалу, да, но спустя буквально пару недель привыкаешь и играешь уже спокойнее.

— Говорят, что шведский и финские клубы очень недовольны, что все сильнейшие игроки уезжают в НХЛ и КХЛ. От этого их чемпионаты становятся менее зрелищными. Правда ли это?

— Я думаю, в этом есть доля правды. Всё-таки НХЛ — лига номер 1 в мире, а КХЛ — номер 2. Как хоккеист, ты всегда хочешь играть на самом высоком уровне, который ты сможешь держать. Из-за этого многие едут в НХЛ или в КХЛ. Топовые шведские и финские игроки не исключение. Всегда хочется играть в более сильной лиге.

— Предлагали ли остаться в «Эссяте», или же после сезона 2017/18 все мысли были только о КХЛ?

— Я в тот момент хотел уже себя попробовать в России. Был уверен, что время пришло. Тем более, нельзя отказываться, когда такой клуб, как «Металлург», предлагает тебе контракт. Думаю, что был готов, но, конечно, какое-то время ушло на акклиматизацию. Опять же, другой хоккей, другая лига, другая страна. Так что, пришлось потратить время, чтобы привыкнуть. Но мне было очень приятно, когда «Металлург» на меня вышел.

Вообще, в КХЛ чуть сильнее хоккеисты, выше уровень мастерства. Система немного другая, иные требования к игрокам. Не стоит забывать о перелётах, долгих поездках. Но спустя какое-то время ты привыкаешь к этому. Понимаешь, чего требует от тебя тренер, чего требует коллектив. Когда ты меняешь команду, так всегда и происходит. Важно быстрее адаптироваться и войти в систему.

— У вас по ходу прошлого сезона было отличное взаимопонимание с Иваном Верещагиным. У вашей пары был один из лучших показателей полезности во всей лиге.

— Во-первых, Ваня — очень умный хоккеист. Да и вообще, у нас в команде все игроки классные. Думаю, мы просто нашли какую-то «химию». Стали понимать, кто как думает, какие стоит принимать решения в той или иной ситуации.

— Каково было работать под руководством Йозефа Яндача?

— Йозеф — хороший тренер. Считаю, что в прошлом сезоне в плей-офф против Уфы у нас немного не сложилось. Когда у команды требование — каждый год идти за кубком, давление чуть возрастает. Но о работе с Йозефом только хорошие впечатления.

Конечно, у каждого тренера своя философия. Все хотят видеть хоккей, который, на их взгляд, больше всего подходит для команды. И каждый тренер прикладывает все усилия для победы. Так было и с Йозефом, и сейчас.


— Какие вы сделали выводы лично для себя после первого сезона в КХЛ?

— Что ты должен быть готов на сто процентов каждый день. Каждый день ты должен показывать результат. КХЛ не прощает, если ты приходишь неготовым.

— Старт нынешнего сезона откровенно шокировал многих болельщиков. По подбору игроков «Металлург» — одна из лучших команд  в лиге, однако долго не удавалось найти свою игру.  На ваш взгляд, с чего это связано?

— Думаю, если бы знали, что нужно было изменить, то мы бы уже давно изменили. Но сейчас с Ильёй Петровичем мы начали находить путь с более выигрышным хоккеем. Сейчас нам важно здорово сыграть во второй половине и набрать максимум очков. Все понимают, что потенциал у нас большой. Нужно выходить, работать и побеждать.

— Что изменилось в системе игры с прихода Ильи Воробьёва, и в чём заключается этот «выигрышный хоккей»?

— Я думаю, мы стали дисциплинированней в своей зоне и больше играем именно в командный хоккей. Нужно продолжать работать над ошибками и выигрывать больше матчей. Никаких секретов тут и нет. Все хотят побеждать, потому что в КХЛ — очень много классных команд. Лёгкой прогулки здесь не будет. Потенциал у нас есть, нужно только его развивать.

— Илья Петрович на пресс-конференциях неоднократно упоминал слабую физическую подготовку команды. Как наращивали «физику» по ходу сезону?

— Больше тренировались. Секретов, опять же, особо никаких и нет. Важно правильно выстраивать ритм дня: сон, приёмы пищи. И, конечно, тренировки, тренировки. Сейчас мы готовимся к каждой игре и при этом стараемся улучшать физические кондиции.

— На мой взгляд, ваш атакующий потенциал защитника сейчас раскрывается не в полной мере. Ведь у вас отличный щелчок, но в тактических схемах он мало где применяется. Особенно, в большинстве…

— Конечно, как игрок ты хочешь больше получать игрового времени в формате «5 на 4». Но мне нужно доказать своей работой тренеру, чтобы он меня выпускал в большинстве. Мне нужно играть чуть лучше, и я это могу: нужно полностью раскрыть свой потенциал. Всегда хочется больше играть в большинстве и  помогать команде. Но время в спецбригаде надо заслужить.

— В конце октября вы набрали отличную форму: забивали, отдавали голевые передачи. Пришла уверенность?

— Конечно, когда ты помогаешь команде в атаке, уверенность приходит автоматически. Когда ты выигрываешь матчи, стараешься также и продолжать. Но когда идут поражения, стоит где-то действовать чуть проще и брать своё через работу, чтобы вернуть уверенность.

— Удивляет ли вас конкуренция в нынешнем сезоне КХЛ? Многие команды, которые мы привыкли видеть в нижней части таблицы, сейчас показывают неплохой ход.

— Я бы не сказал, что удивляет. Команды с каждым годом становятся лучше и лучше. Сейчас ещё поменяли размеры площадок, так что, можно играть чуть проще. И результат во многом зависит именно от реализации своих моментов, от игры в обороне и спецбригад.

— По поводу размера площадок. В ближайшее время КХЛ перейдёт исключительно на финские и канадские размеры. На ваш взгляд, вот это упрощение игры не ведёт к снижению зрелищности матчей?

— Сомневаюсь, что причина в этом. Посмотрите на  матчи НХЛ: они много забивают на канадских площадках. Думаю, нам просто нужно время, чтобы перестроиться на уменьшенные размеры, и хоккей будет зрелищнее.


Блиц:

— Социальные сети или книги?

— Социальные сети.

YouTube или Instagram?

Instagram.

— Много времени проводите?

— Да, достаточно.

— Фильмы или сериалы?

— Сериалы.

— Какой смотрели последним?

— «The Peaky Blinders» («Острые козырьки») — британский криминалистический сериал.

— Любимая музыкальная группа?

— The Chainsmokers.

— Шведская кухня или русская кухня?

— Шведская.

— Какие национальные блюда можете выделить?

— В Швеции национальное блюдо — картошка с фрикаделями. В Магнитогорске, честно, не встречал, чтобы его готовили. Можно попробовать в ресторанах «ИКЕИ» в Екатеринбурге, например.

 — Если бы вам предложили посетить любой город на планете, куда бы вы отправились?

— Наверное, это был бы Лондон. Очень старинный и красивый город. К тому же, мне нравится футбол.

— За кого болеете?

— За хороший футбол. У меня конкретных предпочтений по командам нет.

— Кем вы восхищаетесь в спорте?

— Сергеем Мозякиным. Он столько достиг за свою карьеру, но до сих пор продолжает упорно работать и тренироваться.

— Велосипед или автомобиль?

— Сложный вопрос. На самом деле, я бы велосипед выбрал. В Швеции на всех дорогах есть велосипедная разметка. Сперва идёт полоса для автомобилей, потом для велосипедов и потом тротуар. В Магнитогорске чуть по-другому с этим. Здесь даже не пробовал кататься.

— Ваша главная мечта?

— Выиграть Кубок Гагарина с «Металлургом».


К материалу

0 комментариев

Добавить комментарий

Добавление комментария

Для добавления комментария нужно зарегистрироваться или авторизоваться на сайте.

Логин
Пароль